Сердцеграмма. Проклятие. [редактируется]

Размер шрифта: - +

40 глава. И мир лишился красок, и мир лишился чувств.

 

  Переместилась я естественно очень быстро. Меня встретила Мама, обняла и разрыдалась. Я очень по ней скучала. Мы зашли в дом и вместе разбирали чемодан вещей. Я ничего толком не покупала в Отражении, ибо там все заколдованное, а мне как-то больше по нраву обычные топочные вещи.

  Есть я не хотела, но не отведать мамин торт — грех. И я радо это сделал. Я понимала насколько люблю её. Но... Ко мне вернулось ощущения кладбища и в голове возникла фраза: «Она тебе не родная!». Улыбка пропала. А ведь если подумать, то она мне стала роднее всех! С ней мы вместе прожили двенадцать лет, без никакой поддержки, одни. Друг друга защищали и помогали справиться с проблемами, учили и учились. Она — роднее многих кровных мне родственников. И я решила ей это сказать. Она наверное тоже мучается. Думает что если я узнаю то отвергну её. Но нет!

 

— Мама. Я буду любить тебя не смотря ни на что.

 

— И я тебя. — она обняла меня.

 

— Даже не смотря на то, что ты мне не кровная родственница. Но ты самая моя родная!

 

  На секунду она замерла, а потом вздрогнула. Выдохнула и крепче меня обняла. Вечер прошёл более чем удачно. Как же прекрасно, что все хорошо кончается.

  Сон быстро уволок меня, не смотря на дневной отдых после тренировки. Кстати, который составил около пяти часов!

А на следующий день я решила, что пора сделать сюрприз Даниэлю. Боже, как же я соскучилась по его взгляду, его дыханию, его губам. Как давно я не видела этого лица? Уже сбилась со счету! Я узнала достаточно много, и как я рада что есть весомое подтверждение нашим чувствам — связь! Эта связь связала нас и никогда не отпустит, ну и пусть её можно разорвать, но кто из нас этого захочет?

 

  Как же я ошибалась, как же, я, ошибалась...

 

  Я подбегаю к уже знакомым воротом, двери открываются и я захожу во двор. Не сразу замечаю что дверь приоткрыта. Это настораживает. Тихонько толкаю дверь, открывая её все больше.

 

— Дэн? — кричу я в пустоту, и даже слышу эхо собственного голоса. 

 

  Робко захожу в дом и захлопываю за собой дверь. Краем уха улавливаю шум на втором этажа и поднимаюсь туда. Ступеньки позади, а впереди приоткрытая дверь в спальню хозяина дома. Уже знакомые стены, въевшиеся в память цвета давят на меня со всех стороны а фантазия рисует ужасные картинки.

  Подходу к двери и вопреки здравому смыслу кричащему: «Открой дверь, не подслушивай, поговори и все узнай!» я слушаю своё сердце которое знает ответ на этот вопрос: «Ты все не так поняла!». Надеюсь, такого больше никогда не услышать... Да и не от кого... парня ведь у меня больше нет. 

  Я нагло подслушала их разговор, но... Теперь я знаю правду:

 

— Зачем ты это сделала? Ты ведь знаешь что я ненавижу такие вещи? И мне неприятно было все это делать! — кричит мой уже бывший парень.

 

— Надо было как-то отомстить этой страшиле! А тебе ведь, только польза!

 

— Какая может быть польза от такого низкого поступка? Дать мне любовное зелье, а потом заставить устраивать свидания с Изабеллой? Как давно ты мне его подлила?

 

— В самый первый день моего прибытия. Я дала тебе воду после физкультуры, там и было это зелье из Амура, республики Ранц. А там, между прочим, живут лучшие зельевары мира! — так значит... это все было ложью и притом, длилось достаточно давно... Она заставила Даниэля со мной встречаться? Но для чего? Она же его любит?!. — А преимуществ, то сколько у тебя появилось! И зятем главного корпорации «Акультатум» стал, и задания по работе выполнил — премию получил, и конкурентам нос утёр, и часть силы впитал, и мир спас — за что получишь всемирную славу, и влюбил, а значит её ещё можно использовать! — эти слова больным лезвием врезались в мою память и повторялись там без умолку, каждую секунду, каждой минуты. Следующее, добило меня.

 

  Даниэль стоял спиной ко мне, а Анджела увидев меня, демонстративно приблизилась к Дэну и поцеловалась... А он... даже не отпихивался...

  Последняя капля терпения ушла, а кровоточащие сердце выжало последнюю каплю красной жуткости перед смертью...

  Как я раньше не замечала? Он никогда не рассказывал о своей жизни. Черт возьми, я даже не знала что он работает на моего отца! Теперь попятно, зачем ему такая бесполезная кукла — Изабелла. Только из-за связей! Он ни разу за весь период наших отношений не сказал мне, «Я тебя люблю!», неужели настолько заврался, что решил лишний раз не вешать мне лапшу на уши? Постоянные секреты вылились в вот это! Боль...

  Конечно! Истерический смешок выдавился из меня. Как я раньше не замечала очевидного? Он никогда не знакомил меня со своими друзьями — не хотел позорится, да и зачем знакомить с ИГРУШКОЙ? Он не шёл на контакт — лишняя морока. Не интересовался моей жизнью — ненужный хлам в голове (как и хозяйка жизни). Он никогда не включал меня в своё будущее — его и не могло быть!

  Я пошатнулась и отступила на шаг назад, упала на колени и почувствовала жуткую прожигающую боль селевой стороны грудной клетки. Нестерпимая, адская боль миллионом иголок впилась в сердце, пробивая насквозь, а потом, начиная двигаться, все углубляли и расширяли раны. Эта боль длилась всего секунду, но такое чувство что прошло много-много веков. 

  Огромный энергетический сгусток вырвался из сердца и небольшими разрядами прошелся по всем сосудам тела. Жар испепелил всю боль и развеял пепел страдания. Сменился холодом и морозной стужей на душе? Остатки стекающей жуткости превратились в лёд, так же, как и кусочек безжизненного, абсолютно неважного органа — сердца. Холод запёк все раны и последний жаркий выдох вырвался из груди, даря мне свободу.



Izabella Laily-Nik

Отредактировано: 26.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться