Серебряна коробочка

глава5

Глава пятая
      Пока умывались, женщины накрыли на стол. За ужином было весело. Филипп рассказывал смешные истории, передразнивал Славку, изображая, как тот работал в кузнеце, и все смеялись от души. Славке вспомнилась другая компания, другой дом и кухня, где собирались за столом  мама, Сашка, он и дед. Иногда к ним присоединялся папа, когда у него был выходной. Тогда за столом тоже было очень весело. Кто–нибудь, обычно это были мама или дед, рассказывал что–нибудь интересное. «Интересно, что они сейчас делают?» подумал он.
– Чего загрустил вдруг! – спросил Филипп.
– Да так, о доме вспомнил!
– Ничего, завтра к ведуну пойдем, он поможет, я в этом уверен. Лучше расскажи нам еще что–нибудь о вашем мире.
– Я даже и не знаю с чего начать.
– Скажи, а рыцари и драконы у вас есть? – смущаясь, спросила Селеста.
– К сожалению, нет.
– А кто же защищает вашего президента? – удивился Жан.
– Охрана, конечно. У нас есть армия, солдаты, которые охраняют не только президента, но и всю страну. Есть морской и воздушный флот, есть артиллерия, пехота и так далее.
– Что такое воздушный и морской флот? – спросил Жан.
– Морской флот – это корабли, воздушный – самолеты – это такие машины, на которых летают летчики.
– А из чего сделаны эти самолеты? – глаза у Жана округлились.
– Из железа.
– Подожди! – перебил его Филипп, – но ведь железо тяжелее воздуха, оно не может летать, ты парень что–то загнул.
– Ничего не загнул, инженеры изобрели такие моторы, которые поднимают самолет в небо и он может летать.
– Ин – же – не – ры, это вроде волшебников? – спросил Жан.
– Это ученые люди, которые вначале на бумаге изобретают разные машины, затем по их чертежам рабочие собирают двигатели и моторы. В общем, я не настолько все хорошо знаю, чтобы вам все подробно об этом рассказать, придется поверить мне на слово.
– А какие они эти самолеты? – не унимался Жан.
– У вас найдется карандаш и бумага, я бы попробовал вам все это нарисовать.
– Это еще что такое?
– Так, проехали. Чем можно у вас рисовать или писать?
– Мой хозяин пишет чернилами и пером на пергаменте.
– Ну да, раньше писали чернилами и перьями, а сейчас шариковыми ручками. Ей не надо все время в чернильницу макать, пиши, пока чернила в стержне не закончатся, а как закончились, вставляй новый и пиши снова.
– Чудеса! – охнула Селеста.
– Хотите, я вам нарисую что-нибудь, – вмешался в разговор Сашка:
–  Только бумагу дайте.
– У нас нет бумаги, – смущенно ответила Жанетт, она только у богатых есть.
– Ну, хорошо. А какая–нибудь широкая доска, кусочек мела или уголька найдутся? – спросил Славка.
– А если на столе! – воскликнул Филипп. – Жанетт, убирай скорее все со стола!
Женщины быстро прибрали стол, а Жан притащил угольки. Славка взял уголек и стал рисовать самолеты, машины, корабли, ракеты и рассказывать о них. Все слушали его, затаив дыхание, иногда в разговор встревал Сашка.
– Здорово! – восхищенно воскликнул Жан; – Сел в машину и  раз в другом городе.
– А я слышала, что есть такая книга, туда посмотришь и видно разные страны, как живые, – тихо сказала Селеста.
– У нас это называется телевизором, только он не как книга, а похож на ящик с экраном, переключай кнопки на пульте и смотри разные передачи и фильмы.
– Там еще и мультики показывают, – добавил Сашка.
– Вот так просто и все можно посмотреть? – не поверил Жан.
– Ну да!
По глазам Славка увидел, что ему не верят, но высказаться стесняются.
– А есть у вас такое чудо, чтобы ночью, как днем все было видно.
– У нас это называется электричеством. Включил вечером лампу и светло, хочешь – читай, шей, да что хочешь, делай.
– Здорово! – вздохнул Жан, – как в волшебной стране. Эх, как бы я хотел побывать у вас и все своими глазами увидеть.
– Скажите, а что у вас девушки носят? – покраснев, спросила Селеста.
– Да юбки там разные, платья, брюки.
– Брюки, что это?
– Да штаны по–вашему.
– Ой, срамота–то, какая! – покраснев, охнула Селеста.
Филипп громко расхохотался:
– Это, что же ваши девчата у парней штаны забрали, выходит?!
– Зачем? У них свои есть.
– Ну ты, брат, загнул!
– Да ничего не загнул, говорю, что есть. Сейчас, между прочим, между мужчинами и женщинами не такая уж и большая разница в одежде.
– Что хочешь сказать, мужики у вас в юбках ходят? – расхохотался и Жан.
– Нет, в юбках не ходят, но джинсы носят все, как женщины, так и мужчины.
– Моя мама тоже в джинсах ходит, – подхватил Сашка.
– Это очень удобная одежда, чем  длинные юбки, -  добавил         Славка.
Жанетт и Селеста недовольно фыркнули.
 –  Грех – то, какой! В неправильном вы мире живете! – воскликнула, качая головой, Жанетт.
Славка рассмеялся:
– Ну это, кому как, вы спросили, я ответил.
– А в церковь люди ходят? – с надеждой спросила она.
– Ходят, конечно, кто в Бога верит! В последнее время, церкви даже восстанавливать стали и новые строят.
– Это что же, в вашем мире, церкви разрушали? – Жанетт и Селеста переглянулись.
– Было дело, но это еще до моего рождения было.
– Скажи, если у вас повсюду машины, куда же лошади делись? – спросил Жан.
– Никуда. Они есть, но мало, просто в городе в них не нуждаются, разве только в кино снимают или на скачках. Иногда на празднике «Проводы Зимы» ребятишек катают.
        В комнате стало совсем темно, и Жанетт зажгла свечи. А Славка все рассказывал о своем мире, отвечая на разные вопросы. Ему было сложно рассказать о телефоне и радио, не хватало знаний но, тем не менее, как мог, так и рассказывал. Ему верили, и нет, восхищались и удивлялись. Филипп давно уже заметил, что Сашка трет кулачками  глаза и зевает, но не мог оторваться от удивительных историй. Славка тоже ста зевать, прикрывая рот ладонью.
– Ну, хватит на сегодня, пора спать! – кузнец встал из–за стола. – Завтра нам предстоит дальний путь.
– А мне можно с вами? – с надеждой спросил Жан.
– Я думаю, что нет, слишком много народа, это может показаться подозрительным.
– А не подозрительно будет, когда кузнец идет с мальчишками по дороге?
– А мы, может, на ярмарку собрались? – выкрутился Филипп.
– Лучше, если трое мальчишек отправятся в путь. Это менее опасно и мало ли куда они идут.
Филипп почесал затылок:
– Завтра утром и решим, а теперь всем спать!
Жан вскочил с лавки.
– Чур, мы на сеновале, там не так жарко и воздух свежий, – он хитро посмотрел на Славку.
– Вот и хорошо! Только спать будете на нашем сеновале!
– Отлично! – Жан подтолкнул Славку в бок.
– Пошли!
– А с ним, как быть? – Славка указал не уснувшего за столом Сашку.
– О нем не беспокойся, мы ему здесь постелим, – сказала Жанетт, гладя ласково Сашку по голове.
– Хорошо! – кивнул Славка и вышел за Жаном.
На сеновале пахло свежими  ароматным сеном. Жан, как только они залезли на верх  тут  упал , раскинув руки и ноги.
–  Красота, люблю спать на сене, не хуже пуховой перины.
– А ты когда-нибудь спал на перине? – спросил его Славка.
– Нет! – рассмеялся он. –А ты?
– Тоже!
–Ты такой изнеженный и не спал на перине? – не поверил Жан.
– А что тут такого особенного? – обиделся Славка.
– Просто я, когда увидел тебя, то подумал, что ты из дворян, босиком не ходишь, кожа у тебя белая и мягкая, весь такой ухоженный, чистенький.
– А что, нужно ходить грязным и вонючим, как бомж? – Славку даже передернуло.
– Нет, конечно, а что такое бомж?
– Бомж – это человек нигде не работающий, чаще всего попрошайка, живет, где попало, в колодцах или на помойках, пьет.
– Господи, так и сказал бы, что это просто нищий.
– Ну, в общем – то, да.
– А чистый я потому, что так у нас принято, разве это плохо? Сейчас модно ходить с коротко стрижеными волосами, и потом, намного приятнее смотреть на человека, когда тот опрятно и чисто одет.
– Чудно вы все-таки живете! Рыцарей нет. Турниров тоже. А какие – ни будь, праздники у вас есть?
– Конечно и много. Например: Новый год, 8 марта, 23 февраля, 1 и 9 мая,  это я только основные назвал, а так  всех не перечислить.
– Весело у вас, наверно?
– Не знаю, обыкновенно.
– А чем ты занимаешься у себя дома?
– Я люблю книги про рыцарей читать, на  компе играю, телик смотрю.
–  Здорово, а я вот не грамотный.
– А где твои родители?
– Умерли от оспы. Мне совсем немного досталось, Бог миловал.
– Знаешь, а у нас эту болезнь давно победили.
– Это как?
– Детям еще в младенчестве прививки делают от этой болезни, и они уже ей никогда не заболеют.
– Вот это да! Нам бы такие прививки. Приложил и все.
Славка рассмеялся:
– Их не прикладывают, а укол делают под кожу.
– Больно, наверно?
– Да нет, давай спать.
– И все равно чудно!
 Славка отвернулся от соседа. Хотя он очень и устал, но заснуть сразу ни как не мог. Ворочаясь с боку на бок, он уснул только под утро.
 
 



Елена Метных

Отредактировано: 28.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться