Серебряная клетка. Книга 1

ГЛАВА 26

 

В зале погас свет. Заиграла музыка. Начал медленно подниматься занавес. Обычно это действо вызывало у Вадима глухое раздражение. Он, действительно, не любил балет. Но вообще отказаться от светских развлечений, принятых в его кругу он не мог. Потому что посещение театра хотя бы несколько раз в году было почти обязательным мероприятием для воспитанного человека. И его мать не уставала ему об этом напоминать.

Выглядеть тупым солдафоном, которому родители не сумели привить хороший вкус Аверину все же не хотелось. Поэтому он старательно делал вид, будто наслаждается постановкой. Иногда у него даже получалось.

Но сегодня он намерен получать от вечера удовольствие. А почему бы и нет? Да, у них и не настоящее свидание. Да, девчонка вряд ли увидит в нем привлекательного мужчину. Но она ему нравится.

И чем это не повод просто быть рядом? Смотреть, как сменяются эмоции на ее красивом личике. Чем это не повод немного помечтать? Ведь никогда Диана Вирэн не будет его. Она выберет кого-то, кто будет моложе и сможет разделить ее интересы. Если, разумеется, дать ей этот выбор. Но не сделать этого Аверин не мог. Любовь нельзя купить. Это все знают. А вот о том, что любовь нельзя также навязывать, люди часто забывают.

Потом, когда эта светлая девочка влюбится и упорхнет из его жизни, Вадим пожалеет о своем благородстве. Своего более удачливого соперника он уже сейчас ненавидел, хотя тот даже на горизонте еще пока не появился. Но сейчас майор имеет полное право потешить себя иллюзиями. В конце концов, увидела же она в нем человека. Так может есть шанс, что разглядит и что-то еще?

Наблюдать за его очаровательной спутницей оказалось действительно интересно. Она не просто смотрит на сцену, а проживает в своем воображении жизни героев. Девушка настолько была погружена в атмосферу постановки, что не заметила даже, как мужчина перехватил ее тоненькие пальники и переплел их со своими.

То есть Вадим искренне верил, что его маневр прошел мимо сознания Даны. Мужчины иногда бывают поразительно наивны. Если девушка на что-то «не обращает внимания», это значит лишь то, что этот шаг получил негласное одобрение, а не то, что она невероятно рассеяна. А вот он так и не увидел, как полыхнули в полумраке зала ее щеки.

От взоров же других обитателей их ложи не укрылось ничего. И если Сильвия смотрела на юное увлечение сына с легким неодобрением. Не то, что бы девочка ей не нравилась. Женщина готова была признать, что она вполне мила. Да и робкие, полные восхищения взгляды, которые она бросала на Вадима, приносили удовлетворение. Ведь именно так девушки и должны смотреть на ее сына.

Да и Вадим был явно очарован малышкой. Впервые за долгие годы одиночества, он выказывает неподдельный интерес к представительнице противоположного пола. Но в то, что сейчас между ними может быть что-то серьезное, Сильвия не верила. Нежный возраст Дианы говорит лишь об одном. Даже если они решат попробовать, период ухаживания будет длиться непозволительно долго. До детей они дозреют в лучшем случае лет через пять. А столько ждать внуков она была не намерена. К тому же Лолита, будучи ровесницей ее сына, родить ребенка готова была буквально через девять месяцев после предложения ей руки и сердца. Так что кандидатура девочки Сильвией даже не рассматривалась. И ее нужно было убрать с дороги Вадима как можно скорее, пока он не увлекся ей по-настоящему.

Но осуществить данную задумку в антракт не получилось. Ее дорогой сын задвинул эту пигалицу за свою широкую спину и не позволял даже словом с ней переброситься, а не то, чтобы остаться с не наедине. Сама Диана в общем разговоре участвовать не стремилась. А если ее о чем-то спрашивали, то отвечала тихо и односложно. И активные действия по избавлению сына от нежелательной пассии были перенесены на прием в честь помолвки Катрины.

— А обещала не плакать, — Вадим кончиком указательного пальца стер одинокую слезинку с щеки своей подопечной.

— Я сказала, что постараюсь не плакать, но ничего не обещала.

— Глупая.

— Но это же, и правда, грустно.

— Да. Наверное. Пойдем? — Мужчина протянул ей руку, и они первыми вышли из ложи.

Прием должен был проходить в арендованном на сегодня банкетном зале «Дамиро» — шикарного ресторана, расположенного рядом. И зрители, посмотревшие спектакль, просто вышли из театра и вошли в соседнее здание. Но что примечательно, не в полном составе. Некоторые торжество решили почему-то проигнорировать. Это было странно. И девушка поинтересовалась у Вадима, почему так? Ведь помолвка по-идее важнее постановки.

— А… их, видимо, не пригласили, — лениво протянул Аверин.

— Как?

— Ну, понимаешь, помолвка — отдельно, спектакль — отдельно.

— Не понимаю.

— На прием мы получили приглашения. А в театр — покупали билеты. Спектакль благотворительный. Все собранные средства пойдут... если честно, то я не знаю, куда они пойдут. Наверное, в фонд какой-нибудь. Катрина курирует сразу несколько общественных организаций.

— Это здорово.

— Я тоже так думаю.

— Сэр, — обратилась Диана к майору, заметив, что они достаточно отдалились от остальных. — Я не совсем понимаю вот что. Вы ведь должны были сопровождать вашу мать.

— Да.

— А получается, что привели меня. Это странно. Билетов же было два. А нас трое. Выходит, что вы или меня не собирались брать с собой на постановку, или ее.

— Билетов у меня было четыре.

— Зачем?

— Я арендовал половину ложи. Так принято.

— Не понимаю.

— Билеты очень дорогие.

— Все равно не понимаю.

Мужчина тяжело вздохнул и словно нехотя признался:

— Их бы все равно никто не купил. Говорю же, они дорогие. А спектакль благотворительный.



Юлия Буланова

Отредактировано: 19.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться