Серебряная клетка. Книга 1

ГЛАВА 27

 

В понедельник утром Диана впервые за последние месяцы проснулась абсолютно счастливой. Летом она поступит в труппу Кардена. И неважно, что в кордебалет. Зато будет танцевать на одной сцене с лучшими из лучших. А со временем она сумеет себя проявить и выбьется в солистки, а затем и примы. Нет, кордебалет — это сейчас лучший вариант для нее. Можно будет спокойно войти в форму, поработать с педагогами. Опыта набраться, в конце концов. Как же здорово жить! Напевая себе под нос, девушка побежала умываться.

— Ты чего такая веселая? — сонно поинтересовалась Мари.

— Ничего. Просто. Настроение хорошее.

— Влюбилась, — констатировала Снежная.

— Нет, — сконфужено отозвалась Дана.

— А чего тогда краснеешь?

— Я не краснею. Просто...

— У кого-то вчера было свидание.

— Это было не совсем свидание.

— Но что-то все же было?

— Нет.

— А как его зовут?

— Не скажу.

— Точно влюбилась!

— А даже если так, то что?

— Это замечательно! Я за тебя рада. Любовь — самое прекрасное, что может быть в жизни!

— Спасибо, — улыбнулась девушка. — Ты сегодня со мной в зал или к ребятам?

— А ты разве...

— С этой толпой, конечно, весело. Но мне нужно заниматься. И желательно не отвлекаясь. Разношерстная толпа мне мешает.

— Сегодня я с ребятами.

— Хорошо. Тогда встретимся за завтраком. — Диана мягко улыбнулась соседке и вышла из бокса

Влюбилась? Ну, да. Хотя иное разве ожидалось? В него же невозможно не влюбиться. Он же такой... самый лучший, в общем.

Но ничего «замечательного» Дана в этом не видела. Потому что любовь без надежды на взаимность — далеко не самое прекрасное, что может быть в жизни. Это беда. Но разве сердцу можно приказать? Девушка закусила губу, мысленно возвращаясь к событиям вчерашнего вечера.

— Аверин? — сардонически выгнул бровь Карден. — Тот самый?

— Да. Это он, — вздохнула Катрина.

— Весьма наслышан. Рудольф Карден. Рад знакомству.

Мужчины обменялись крепкими рукопожатиями.

Жених Кати ему понравился. Он производил достаточно приятное впечатление. Взгляд чистый и прямой. Улыбка у него, кажется, вполне искренняя. Держится уверено. И с первого взгляда ясно, что перед тобой человек достойный. То есть сильный и честный. А эти качества Аврин в людях очень ценил.

Но сама ситуация у майора вызывала глухое раздражение. Карден воспринимался, как угроза. Этот человек явно собирался забрать Диану. И хотя майор понимал, что для девушки так, вероятнее всего, будет лучше, но с собой поделать не мог ничего. Все в нем протестовало против этого. Вирэн была частью Артена. Более того, она была важной частью жизни Вадима в Артене. Ее уже нельзя просто взять вычеркнуть из своей жизни и забыть.

От тех эмоций, которые она в нем будит он и не хочет отказываться. И это страшно. Говорят, настоящие мужчины никого и ничего не боятся. Как ни прискорбно, врут. Всех что-то пугает. И боевые офицеры не исключение.

— Мы, наверное, кажемся вам не совсем нормальными? Просто вся эта ситуация выбила почву из-под наших ног. А появление здесь Даны, которую вот уже несколько месяцев безрезультатно разыскивает взвод частных сыщиков...

— Я понимаю.

— Сомневаюсь. Простите, конечно. Но чтобы нас понять, вы должны побывать в нашей шкуре. Мы ведь все сироты. Иных родных кроме одноклассников у нас просто нет. Танийцы всегда держаться друг за друга. Нас же мало. А еще мы по мере сил и возможностей опекаем малышей. Диана, да выйди же ты из-за спины своего... друга. Не съест тебя никто.

— Мне и тут хорошо, — дрожащим голосом ответила девушка, ледяными пальцами вцепившись в ладонь Вадима.

Аверин просто не смог удержать самодовольную улыбку, за что и удостоился укоризненного взгляда Катрины. Рудольф хмыкнул, но внимание на этом заострять не стал и продолжил свой рассказ:

— Вы знаете, что за выпускниками Танийской Академии лучшие труппы в очереди выстраиваются? А тут такое. И я даже не про погибших учеников говорю. Пусть это и прозвучит цинично. Но их уже нет. А Диана есть. Она жива, здорова и может танцевать. Но несколько недоумков предпочли выставить на улицу семнадцатилетнюю девочку что бы замять скандал, в котором она не была виновата! Я, когда узнал...

Рудольф отхлебнул из бокала, который ему подала невеста, а потом более спокойным тоном продолжил:

— Это было ударом для всех нас. И мы начали поиски.

— А еще развернули целую кампанию против администрации Танийской Академии, — подсказала Катрина.

— Развернули. Дети — наше продолжение. Они придут нам на смену. И такое не просто безответственное, преступное отношение к ученикам необходимо пресекать. Жестко. И, вообще, нашей Академией должен руководить выпускник Тания, а не какой-то выскочка, который больше прославился эпатажным поведением в молодые годы, чем ролями!

— Значит, вами движет альтруизм? — скептически поинтересовался Вадим.

— Нет, — спокойно ответил мужчина. — То есть, я, конечно, в первую очередь хотел найти и защитить ребенка у которого в этом мире никого нет. Позаботиться ведь о ней некому. Я об этом уже говорил, но Танийцы своих не бросают. Хотя и меркантильный интерес тоже присутствовал. Врать не буду. Мой театр входит в десятку лучших. И мне хотелось, чтобы так было и дальше. Поэтому к своим актерам я предъявляю особые требования. А также забираю себе самых перспективных ребят. Кого-то успеваю перехватить при распределении. Кого-то откровенно подкупаю более высокими зарплатами и возможностью работать с лучшими педагогами. Церемониться с конкурентами привычки не имею. Может это не слишком благородно, но зато действенно. На Диану Вирэн я запрос отправил еще три года назад. И, в принципе, был готов принять ее в свою труппу даже, несмотря на то, что она не доучилась целый год.



Юлия Буланова

Отредактировано: 19.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться