Серебряная клетка. Книга 1

ГЛАВА 28

 

 

Утренняя тренировка прошла как обычно. Сегодня Дана решила не насиловать себя. Все же вчера был тяжелый день. Добраться до постели удалось только в час ночи. А перед этим ее буквально вывернул на изнанку Карден.

Балетмейстер не устоял перед искушением поиграть с новой «игрушкой». И под укоризненными взглядами Захарова и Алетовой утащил ее в зеркальный зал. А вот глаза Эштона и Веко горели тем же фанатичным огнем. Итогом этого стало трехчасовая репетиция. После которой девушку едва держали ноги.

Карден грезил «Маленькой госпожой моря», которую для краткости называл «Русалочкой». Не редакцией старого балета, ни реконструкцией какой-то забытой постановки. А совершенно новым балетом, для которого уже написана музыка и подготовлены эскизы костюмов. И, более того, есть зарисовки целых сцен. Но пока нет времени.

Однако это не помешало ему примерить на Диану почти все женские роли, и остался недовольным. Для фрейлин принцессы и морских дев она была слишком яркой. Для ведьмы – слишком красивой. Для самой же Русалочки слишком гордой, стойкой и жесткой. У нее не получилось выдать и малой толики кротости и смирения, которых требовал Рудольф. Образ Принцессы ложился на нее идеально. Вот только это не роль была, а так… недоразумение в пышных юбках.

– Техника! Голая техника! Не спорю, исполнение виртуозное. Но как же чувства? Эмоции? Вот скажи, – спросил он угрюмо, присаживаясь рядом с ней на паркетный пол. – Ты эту сказку читала?

– Читала.

– И что?

– Не понравилась.

– Я догадался. Вопрос в другом. Неужели ты ее не понимаешь? Ее самоотверженность и безграничную любовь?

– В смысле дурость? Да, она безгранична.

– По-твоему Русалочка должна была убить Принца? Убить того, кого она любит больше жизни?

– Не знаю. Нет, наверное. Вы же сами говорите, что любит она его больше жизни. Значит, не смогла бы этого сделать. Но почему она даже не попробовала удержать его? Чтобы быть с ним девушка отказалась от всего. Жизнь – и та ей уже не принадлежала. Это идиотизм чистой воды – не бороться за свою любовь. Особенно, если кроме любви у тебя в этом мире уже ничего нет.

– В твоих рассуждениях присутствует некоторая логика, – нехотя признал Карден. – Но как она могла бороться?

– В том-то и беда, что никак. Русалочка по натуре – Жертва. А они никогда не сопротивляются, а послушно позволяют себя убить. Людям или жизненным обстоятельствам – неважно.

– Ладно, а как бы ты поступила?

– Соблазнила бы принца. Избавилась бы от принцессы. И для этого не обязательно было бы ее убивать. Напомню, мы же в сказке. Приворотное зелье и вот она уже в объятиях какого-нибудь славного рыцаря.

– А где бы взяла зелье?

– Нашла бы.

– А это идея! – воскликнул Рудольф, вскакивая на ноги.

– Соблазнение или приворотное зелье? – лениво поинтересовался Верко.

– Убийство! Русалочка, понимая, что Принцесса крадет у нее любимого, злится и решает убить ее. Драматическая сцена. И осознание, что она не может отнять жизнь другого человека.

– Да, – соглашается Эштон. – Если правильно подать, то будет просто потрясающе. Но идея с соблазнением тоже хороша.

– И как ты себе это представляешь? Разврат в свой балет я не пущу.

– Ну, могла же она попытаться? Другое дело, что попытка соблазнения, предпринятая совершенно невинной девушкой, будет выглядеть мило и наивно. Никакого разврата.

– Хочешь сказать, что Принц может эту попытку даже не заметить?

– Нет, конечно. Просто он окажется слишком благородным и… позволь перефразировать твою невесту. Парень окажется Прекрасным принцем, а не козлом.

– Да. – Карден кивнул. – В этом что-то есть. Но мне надо подумать.

На этом репетиция была окончена. Нет, Рудольф еще горел желанием продолжить работу над будущим спектаклем. Катрина не позволила. Она потребовала оставить «несчастного ребенка» в покое. Хотя Дана с ее шальной улыбкой менее всего сейчас казалась несчастной. И уходить совершенно не хотела. Ей было хорошо рядом с этими людьми. Пусть она и падала от усталости.

Но стоило ей выйти из особняка и сесть в такси, как переутомление дало о себе знать. Глаза ее начали слипаться. Почти всю дорогу до Артена девушка проспала на плече своего куратора. Но он великодушно сделал вид, будто бы и не заметил этого. А Дана в ответ притворилась спящей, когда он робко поцеловал ее в висок, стоило ей немного задремать. Хотя Вадим ее этим и разбудил.

Перед зарядкой Диану поймал Майк Кейн и сказал, что с этого дня для нее и остального «клуба жаворонков первого курса» утренняя разминка необязательна. Диана поблагодарила преподавателя и побежала радовать этим известием приятелей.

Но стоить отметить, что к этой новости все кроме Тео проявили полнейшее безразличие. Хотя это и понятно. Им на десять минут больше заниматься или меньше – не велика разница. Тогда как Морье к физическим нагрузкам человек непривычный. Спортом он никогда не занимался. Ни на какие секции даже в детстве не ходил. И ему сейчас было очень тяжело. Хотя парень и пытался скрывать это от друзей.

Но, в целом это было самое обычное утро. Странности начались завтраком. На Диану старшекурсницы стали бросать кто заинтересованные, а кто и откровенно враждебные взгляды. А в столовой то и дело раздавались восклицания:

– Это она!

– Нет!

– Не может быть!

– Но похожа.

– Очень похожа!

– Если не она, то кто?

– А имя другое.

– Недоразумение!



Юлия Буланова

Отредактировано: 19.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться