Серебряная клетка. Книга 1

ГЛАВА 31

 

– «Лайм» хотите? – поинтересовался у оставшихся Рей.

Джейсон кивнул, а Диана отрицательно покачала головой.

– Бери на тумбочке. А ты, Дан, почему? Боишься съесть лишний грамм сахара?

– Что-то вроде. Сахара в газировке действительно слишком много.

– Мелкая, ты толком сегодня не завтракала, не обедала, а на ужин, вообще, не явилась. Вот свалишься в обморок, что мы с тобой делать будем? И так… бледная, как смерть. Смотреть страшно. Но у меня ничего кроме газировки нет. Где-то был, пакетик арахиса. Кажется.

– Его Тео съел, – сказал Джейс, забираясь на свою кровать с ногами и открывая баночку. – Недели две назад. Дана, выпей ты стакан этого «Лайма». Он же не отстанет.

Девушка лишь покачала головой. Парни тоскливо переглянулись, но настаивать перестали.

– Ну, рассказывай, – сказал Рей, присаживаясь на край кровати Джейсона.

– О чем? – немного растерялась девушка.

– Почему вышла эта чертова статья о предполагаемой помолвке Аверина с тобой?

– Не со мной, а с Лолитой Рэндом.

– Это уже мелочи. Просто так, без информации из относительно достоверного источника ни одно сетевое издание подобную статью не напечатает. Хотя, нет. Само издание может и напечатает. А вот среди папарацци ты таких не найдешь. Штраф за вмешательство в личную жизнь и причинение вреда репутации будут больше любого гонорара. Так что или репортеру представили убедительные доказательства будущей помолвки. Или ему банально кто-то, дал немаленькую взятку. Впрочем, почему кто-то? Скорее всего, это была сама госпожа Рэндом.

– А что? Есть такие штрафы? – встрепенулась девушка.

– Не в твоем случае. По крайней мере, пока. А вот Аверин если подаст в суд на автора данного опуса, мотивировав это тем, что из-за статьи у него сорвалась настоящая помолвка, то его, скорее всего, признают потерпевшим. А вот тебя, вряд ли. От этих статей ты, формально не пострадала.

– Все, как всегда.

– Мы изменим этот мир! – убежденно заявил Джейс.

– Надорвемся, – насмешливо парировал Рей.

– Ну, может не коренным образом, но изменим. Когда-нибудь.

– Мечтатель.

– И горжусь этим. Но вернемся к первоначальной теме. Аверин тебе рассказал хоть, почему все так произошло?

– Нет.

– Как?

– Так.

– А о чем вы тогда столько времени разговаривали? Я же правильно понял, что Тео поймал тебя, когда ты выходила из его кабинета? Мы думали он с тобой объяснился, и ты ушла в какой-нибудь зал – заниматься.

– Ну, сначала мы поссорились. Немножко. Потом я его ударила.

– Ты с ума сошла?! – возмутился Джейс.

– Но он меня спровоцировал!

– Ой, да ладно. – Фыркнул Рей, открыв свою баночку с газировкой. – От пощечины еще никто не умирал. Что дальше-то, что было?

– Я его в живот ударила. Или в солнечное сплетение? Не помню. Но Аверин упал.

– Быть того не может! Это ж как его ударить надо было?

– У него приступ начался.

– Ну, тогда понятно. У меня тоже чуть инфаркт не случился, когда я его однажды в спарринге достал, а он побелел весь и начал на пол оседать. Правда, майор отошел быстро. Вколол себе что-то. Посидел несколько минут. Потом ухмыльнулся и сказал, что ничего страшного – иногда у него такое бывает. Но перепугался я знатно.

– Я вот тоже.

– А потом? – напряженно поинтересовался Джейсон.

– Он предложим мне выйти за него замуж. Поцеловал. Мы разговаривали.

– Круто. И как он аргументировал свое предложение руки и сердца? Внезапно вспыхнувшей страстью или долгом честного человека?

– Симпатией. Сказал, что я ему нравлюсь, что ему со мной хорошо. А еще столько всего наговорил, что мне до сих пор плохо. Вы представляете! Этот ненормальный сказал, что уедет со мной. И будет жить там, где я захочу.

– А ты вообще хочешь с ним жить? – осторожно поинтересовался Рей. – Он тебе хоть нравится?

– Все так неожиданно. Да и не хотела я никогда замуж. Что мне там делать? Брак – это же крест на карьере. Ну, чаще всего. А Вадим… он, конечно, мне нравится. Неужели может быть иначе? Да на него вся женская половина академии заглядывается, начиная от курсантов, заканчивая госпожой Савиной. Это заведующая хозяйственной техникой, – пояснила девушка, видя недоумение на лицах друзей. – Ну, такая щуплая сутулая женщина весьма преклонных лет. У нее еще такая старомодная прическа – каре и мелирование.

Парни кивнули, припоминая суровую даму, которая была фанатом стерильности, считала, что у каждой вещи в Академии есть свое место, и люто ненавидела беспорядок вместе с теми, кто его создает. Артенийцы же были народом, относительно нормальным. То есть неврозом чистоты не страдал никто. А некоторые, такие, как Тео, например, комфортно существовать могли только в некотором хаосе. Когда китель висит на спинке стула, на тумбочке валяется недоеденное яблоко и планшет. В самой же тумбочке – черт голосу сломит. Но их однокурсника все устраивает. Наверное, именно поэтому всех курсантов госпожа Савина считала классовыми врагами и вела с ними партизанскую войну, так как открыто выступить против не могла.

– Я не знаю, что мне делать. – Диана вскочила с постели и принялась мерить шагами спальню. – Сказать: «Да» не позволяет здравый смысл. У меня нет уверенности, что мы сможем не то, что сделать друг друга счастливыми, а просто ужиться вместе. Он ведь очень сложный человек. И старше меня в два раза. Начнет авторитетом давить, подстраивать меня под себя. Так и сама не замечу, как окажусь в абсолютной кабале с ребенком на руках. Ему ведь нужны будут дети. Всем, кто решил пожениться нужны. Так ведь? А пеленки-распашонки в мои планы на ближайшие лет пятнадцать не входят. Мне карьеру надо строить. Да и не представляю я, что с детьми делать. Младенцев только на улице видела. Издалека. На руках ни разу не держала. Но и сказать: «Нет» я тоже не могу. Мне хочется его видеть, голос слышать. Раньше как-то не задумывалась об этом. Пока он сам не предложил. Но, вдруг, Вадим – мой шанс обрести семью, о которой я так мечтала в детстве? А если откажу ему, то он навсегда исчезнет из моей жизни. Не хочу его терять. Но и замуж выходить не хочу.



Юлия Буланова

Отредактировано: 19.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться