Серебряные крылья. Книга 2

Размер шрифта: - +

Глава 10

 

 

Подслушивать за старшими нехорошо. Эту прописную знает каждый малыш. Вот только майор Аверин давно вышел из детского возраста. А тут такой случай. Святой бы не удержался.

Сильвия и Константин беседовали в алькове, стоя по разные стороны от разлапистого фикуса с немного пожелтевшими листьями. Охрана полковника – два хмурых парня в строгих черных костюмах стояли неподалеку и притворялись глухими. Но их присутствие само собой отсекало посторонних, желающих погреть уши. Особо любопытным ребята могли и помочь удалиться.

Но наследник их патрона к «посторонним» не относится и облечен абсолютным доверием их нанимателя, что было накрепко вбито в их головы. Поэтому присутствие Аверина-младшего они просто проигнорировали. Ну, мало ли почему он тут стоит. Может по просьбе полковника. И, вообще, дело охраны – обеспечивать безопасность, а не лезть с семейные разборки.

Его мать убеждала деда в том, что Вадима нужно оградить от юной, но пронырливой особы, которая непременно сломает ему жизнь.

Самое страшное во всей этой ситуации было то, что Сильвия действительно верила в свою правоту и искренне желала сыну добра. Но как все недалекие люди, скорее вредила, нежели действительно помогала. И хотя попытки родителей переделать жизнь детей на свой лад никогда ничем хорошим не кончаются, мало у кого хватает ума понять это и вовремя остановиться.

– Они действительно любят друг друга, – терпеливо увещевал полковник.

– Нет. Вот у нас с Андреем все было по-настоящему!

– У моего внука и его малышки, значит, понарошку? Сильвия, в своих высказываниях переходишь ту грань, к которой не то, что любящей, а даже адекватной матери лучше не приближаться. У тебя нет права давать оценки их чувствам. Нет права судить, и уже нет права что-то решать. Вадим твой сын, но уже не твой ребенок. В первую очередь это взрослый и сильный мужчина, который будет защищать свою женщину.

– От меня? Вы на это намекаете?

– Я прямым текстом говорю. Держись подальше. Не лезь в их отношения. Не трогай Диану. Затеешь с ней ссору – дорого заплатишь. И разбираться, кто из вас виноват: ты или она, Вадим не станет. Терпение моего внука и так на пределе. Он со свойственным ему великодушием многое тебе спускал. Но слезы своей будущей жены не простит никогда. Помяни мое слово. Хочешь знать почему? Она, в отличие от тебя, все еще ребенок. Одинокий, брошенный всеми. А теперь еще и не совсем здоровый.

– И вы считаете, что этот ребенок – достойная партия для него? Ему нужна взрослая, разумная женщина, а не девочка, ровесницы которой еще в куклы играют. Что она может дать ему?

– Семью.

– Можно подумать! Ей хоть слово такое знакомо?

– Сильвия, а твоему сыну это слово знакомо? Он рос без отца. А мать его воспитанием почти не занималась. Сначала ты пребывала в депрессии из-за смерти Андрея. Потом ударилась в светскую жизнь. Ему наставники из кадетского корпуса подарили больше заботы и внимания, нежели собственные родители. У Вадима больше общего с воспитанницей Танийской Академии, чем с девушкой из полной семьи. Так уж вышло.

– Если бы Андрей не умер…

– Если бы Андрей не умер, мы бы с тобой этот разговор не вели.

– Возможно в этом вы правы. Но я считаю… – гневно взирая на свекра воскликнула женщина.

– Считай, что хочешь, только молча, – отрубил полковник

– Почему?

– Ну, я же свое мнение на твой счет сыну не озвучивал. Хотя от вашего брака был, скажем так не в восторге. Мне хотелось видеть рядом с сыном другую женщину. Сильную. Стойкую. Умную. А не бесхарактерную клушу, у которой собственное мнение появилось только к пятидесяти.

Лицо Сильвии вытянулось, а нижняя губы затряслась.

– Ах, да, – полковник лишь зло усмехнулся. – Тебя ведь я тоже на сей счет просвещать не стал. Принял, как родную дочь. Заботился. Даже когда Андрея не стало, ты не в чем не знала отказа. Так почему я это делал? Рассказать? Потому что уважал своего сына и его выбор.

– Но…

– Никаких «Но». Ты на них просто не имеешь права. И, вообще, чего это ты развела такую активность в плане устройства его личной жизни? Своей мало? Так роди еще одного ребенка. Возраст пока еще позволяет. И занимайся им, раз уж так хочется кого-нибудь повоспитывать и направить на путь истинный. А Вадима не трогай. Раньше надо было. Сейчас ему впору своих детей заводить. И, Сильвия, если узнаю, что ты меня не послушалась… горько пожалеешь. Слово даю.

– Я все поняла, – ответила женщина испуганным шепотом.

– Тогда тебя никто не задерживает. Рекомендую вернуться в отель. Отдохнуть. Переодеться. А во второй половине дня вернуться с цветами, чтобы пожелать скорейшего выздоровления своей будущей невестке.

– Да, конечно, -- испугано пролепетала женщина. -- Вы правы. Конечно же. Я так и сделаю.

Далее скрывать свое присутствие мужчина посчитал бессмысленным и вошел в альков. Сильвия, явно прибывающая в шоковом состоянии, поприветствовала сына легким кивком и пробормотав что-то вроде: «Мне нужно идти. Позже вернусь» – сбежала.

– Сурово, – протянул Вадим.

– С твоей матерью только так и нужно. Пусть знает свое место. А-то забываться начала. Вообразила, что у нее есть право вмешиваться в личную жизнь взрослого сына. И не смотри на меня с таким укором. Ты, когда Сильвия решила выскочить замуж ты и слова поперек не сказал. Вот пусть и она молчит.



Юлия Буланова

Отредактировано: 05.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться