Сережка

Сережка

Скрып! Заскрипели половицы в коридоре. Это пышная горничная начала утренний обход постояльцев гостиницы.

Скрып! Тихо открылась дверь, и маленький серый постоялец шмыгнул в комнату и деловито направился к столу, в надежде полакомиться остатками вчерашнего ужина.

Скрып! Дуновение ветра подернуло оконную раму, и новый осенний день ворвался в пристанище одинокого писателя.

 

Я наконец-то проснулся… Пальцы ног, торчащие из-под короткого одеяла, стали холодеть, во рту чувствовалась пивная жажда, а мой детородный орган возжелал утреннюю девушку. В глазах стояли обрывки дивного сна с участием очаровательной блондинки. Как жаль, что наяву такие красотки мне не встречаются!

Я открыл правый глаз и скептически оглядел натюрморт, оставшийся после ночи. Пива не было, лишь пустые бутылки одиноко катались по полу, и серая мышка, игриво повиливая хвостиком, принюхивалась к чарующему аромату вчерашнего пойла. Немного несло женскими духами, но самих Ев на горизонте не наблюдалось. Единственное, что можно сделать в этой ситуации — подтянуть ноги поближе к животу, что я и выполнил, не допустив ни малейшей ошибки…

Прошло минут десять. Жажда усиливалась, а мой самый лучший друг, живущий между ног, начал мучиться от абсолютно противоположного желания. Значит, придется подниматься. Сладко потянувшись и громко крякнув, я вытащил грузное тело из-под клетчатого шерстяного одеяла и, долго вспоминая, какая нога у меня правая, поставил первую попавшуюся на склизкий холодный пол.

Черт! Прямо под кроватью оказалась пивная пробка, перевернутая острыми краями вверх, — хотя я и не наступил на нее всей тяжестью своего тела, приятного мало. Ладно, не с этого день начинается. Надо искать обувь, дабы не получить новых порезов на свои весьма чувствительные ступни…

Получасовые поиски ботинок оказались безрезультатными, зато я обнаружил два куска черствого хлеба, бутылку минералки, и… о, боги! Великолепную женскую сережку! Золотую сережку! Да, уж! Что же вчера тут происходило? И где мои башмаки?

Я хотя бы утолил жажду, жадно глотнув минеральной воды. Теперь нужно срочно пописать! Я взял первое, что попалось мне под руку, — черный дорожный плащ и накинул его на голое тело. Брюки одевать недосуг, а ботинок и вовсе нет. Взял с туалетного столика бритву, зубную щетку и вылез из своего номера в коридор.

Я чувствовал себя страшным чудовищем, покинувшим свое замшелое логово. Представляю себе, насколько безобразно сейчас выгляжу. Небритая опухшая морда, из одежды только плащ, синие холодные пальцы ног выглядывают из-под него. Настоящий маньяк! Как бы не перепугать других людей.

Эта маленькая сельская гостиница имеет только один туалет на всех жильцов, находящийся в самом конце коридора. Нужно пройти по нему. Пройти и умудриться не поранить свои, уже пострадавшие ноги.

Путь оказался безлюден, но тернист. Пара древесных заноз наверняка впилась в мои несчастные ноги, но тот, кто живет между ними, упорно гнал меня в самый конец длинного коридора.

И вот она, заветная дверь! Я сильно рванул ручку и радостно распахнул «волшебную» дверцу. Слишком сильно! Прямо на незащищенные ноги полетела оторванная с «мясом» щеколда, а мой взгляд уперся в сухенького старикана, блаженно сидящего на горшке. Казалось, он спал. Но мой неожиданный визит вывел пожилого засранца из полудремы.

— Моя остановка, да?

— Да, да отец, выходи! Стоянка всего пять минут.

Старик нехотя поднялся, подтянул объемные шаровары, заправил в них майку и, еле передвигая ноги, одетые в старые сандалеты, покинул место общего пользования.

Я прикрыл дверь и уверенно направился к унитазу, минуя умывальник, расположенный справа. Избавив своего лучшего друга от мучений, я все-таки приступил к утреннему туалету. Открыл кран, взял огрызок мыла и начал энергично натирать им лицо, ибо щетина уже успела порядком отрасти и сделала лицо неопрятным.

Я уже намылил половину левой щеки, как в желудке настойчиво забурлило, и меня вновь потянуло к унитазу, где должен успокоиться вчерашний ужин. Продолжая держать мыло в руке, я быстро достиг заветного предмета и моментально испражнился. Удовлетворившись результатом, я встал и дернул веревку, которая приводила в действие спуск воды. Но веревка порвалась и я, влекомый силой инерции, чуть не упал лицом в продукты своей жизнедеятельности.

В этот момент дверь уборной открылась, послышался легкий шелест платья. Я обернулся, плащ распахнулся и мой «дружок» моментально вскочил, заметив соблазнительную красотку. Передо мной стояла сказочная блондинка из недосмотренного сна. Безумно красивая!

— Подождите, не делайте этого! — воскликнула опешившая девушка. Ну, да, конечно! Бедный засранец, почти без одежды, с куском мыла в одной руке и веревкой в другой.

— Эээ… Давайте встретимся внизу, в баре. Мне необходимо с вами поговорить…

— А вы пообещаете, что закончите делать глупости?

— Да, да! Я сейчас освобожу кабинку, — виновато произнес я.

Дверь закрылась. А я все-таки решал спустить воду и полез к бачку, который находился наверху всего сантехнического устройства. После нескольких неуверенных манипуляций, я опять сорвался вниз, теперь уже вместе с бачком! С пластмассовым бачком ничего не случилось, а вот я хорошенько навернулся затылком о раковину, и она тоже упала на пол, сорвавшись с хлипких шурупов. Но зато слух прорезал долгожданный звук воды, которая водопадом хлынула на мое дерьмо и очистила эмалированные стенки унитаза до более приличного состояния.

 

Девушка стояла у стойки бара и медленно потягивала кофе. Очаровательная блондинка. Она казалась светлым чарующим ангелом в этой провинциальной гостинице, среди дерьма и безобразия. Среди серости и беспросветности бытия. В компании с загулявшим писателем, страдающим от тяжелого похмелья.



Вадим Кузнецов

Отредактировано: 15.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться