Сероглазка

Размер шрифта: - +

Сероглазка

         Серые глаза смерти
Из темной ночи лик рожденный,
Спустился в земли убивать.
Он светом силы возрожденный
И орден есть - отец и мать!

И кодекс для наемника - расплата,
Но серые глаза не ждут,
И за убийство своего собрата
Они и честь, и силу отдадут!

Вернется все сторицею кровавой,
И меч сверкает в темноте!
Не спрячешься ты от расправы,
Не убежишь, не скроешься нигде!

В пучине страсти серые глаза бесстрашны!
Они не знают слова нет,
Они идут, а рядом волшебством украшен,
За ними той вендетты след!
                                                 Кристина Притула

 Она сидела в верхней комнате таверны и пила вино. Сероглазка думала о причинах подвергших её на подобное. Возмездие.  Не самое лучшее начало перехода из учениц в высшие видоки. Можно же было выбрать что-нибудь проще, веселее, благороднее.… Если она сделает всё лучше некуда, есть риск навеки оказаться заключённой в специализации «фурии». Но с другой стороны…
  С другой стороны Сероглазке с кристальной ясностью виделся настоящий переход в ряды видоков. Без снисходительных улыбок видоков выдающих самодовольному практиканту на выбор крутые и сложные задания. Но это ненастоящие задания, вернее настоящие, правда, маловажные. Видоки выполняли реально опасные задания.
  Сероглазка вздохнула и взглянула на детскую игрушку на столе. Это была работа Сивераула, лучшего психометриста их грифоньего ордена. Игрушка была взята из уничтоженной деревни и несла в себе боль, страх, шок страдания несчастного ребёнка. Сивераул был пленником своих способностей. Других заданий ему не давали.
  Девушка взяла игрушку в руки и перенеслась на две недели назад:
  «Вокиал свалился на землю. Раненый и лишённый магической энергии, он плакал. Вечность, нет всего пару часов назад, практикующий ученик пережил нападение трёх бандитов. Вспышка пламени унесла все его силы и жизни разбойников.
  Но... Кто-то шёл за ним следом. Вокиал чувствовал. Чувствовал. И ему было страшно. А ведь он даже не выполнил зачёт…
  Вокиал поднялся и снова упал. У него иссякли силы бороться за свою жизнь. Не помогал даже холод воли.
  Смерть не заставила себя слишком долго ждать. Она явилась в облике пятерых разбойников. Разбойники неспешно подошли. Тот, что ухмылялся больше всех, заговорил:
 - Ну что же падла мы будем с тобой делать?
  Вокиал смирился со скорой смертью. Он решил напакостить врагам напоследок и наложил на Ухмылюгу простенькое заклинание подозрительности и всяческих сомнений.
 - Хм, можно меня сжечь, повесить или просто убить. Мне всё равно. Жалко лишь я не увижу, как вы перегрызёте друг друга из-за моего золота…»
  Сероглазка выронила артефакт психометрии на пол. Эмоции давили на психику с устрашающей силой. Девушка поняла, что всё это время плакала. Ведьма-монах вытерла слёзы и перешла на постель. Хотелось уснуть, забыться. Девушка никак не могла пережить чувства молодого парня. Ей было больно от его наивности, беспомощности. Невыносимо было ощущать его сильную любовь к жизни и нежелание умирать.
 - Не смогу!.. Не смогу… - шептала Сероглазка в бреду.
 - Должна! – девушка села в постели. Забыться ей уже не хотелось. Если не сделать сейчас, завтра она передумает. Ученица видоков заторопилась читать заклятье, будто боялась не успеть…
  На лице Сероглазки появилась довольная гадкая улыбка. Уже расслабившись, девушка вернулась в вертикальное положение. Спустя несколько минут она сладко уснула.

 - Итак, где все остальные? – Джеральд окинул Босара ледяным взглядом.
 - Все погибли на засаде купцу Тероланду.
  Босар выпал из реальности, чему поспособствовал кулак Джеральда. Когда он очнулся, то снова сидел на стуле, а по другую сторону стола находился босс. Джеральд с холодной улыбкой вертел в руках свой любимый серебряный кинжал. Заметив сознательное состояние и удивленные глаза Босара, человек произнёс:
 - Позавчера караван Тероланда вернулся. Никаких слухов о нападении и ничуть неизменившийся состав охраны. ГДЕ ВСЕ?!!
  Джеральд проткнул кинжалом кисть Босара и крышку стола. Неудачливый разбойник заорал и попытался вынуть ужасную «занозу». Но жестокий человек достал второе серебряное орудие смерти и запретил ему это делать.
 - Где? Все?
  Босар молчал и пытался отвлечься от боли. Не получалось. Но отвечать нужно было.
 - Дерганый… Штырь и Спиногрыз были на разведке. Мы нашли их… их обгорелые тела…
 - И?
 - Мы преследовали следы.… То есть человека, вероятно, убившего их. Мы нашли его. Он… Он…
  Босар зажмурился, пытаясь выдавить следующее слово.
 - О-он?!
 - В… идок…
  Босар «отжмурил» один глаз. К его удивлению Джеральд всё ещё оставался на границе смертоносного срыва. Роковое слово не оказалось спусковым крючком.
 - Виидок? Хорошо, а где остальные недоумки?
 - Видок… их убил.
 - А ты? Почему живой?
 - Мне повезло быть последним в его чёрном списке, а к тому времени я его убил.
 - Помимо того, что ты потерял семерых воинов, ты захватил с собой смиклерское проклятие. Вопрос. Почему я тебя ещё не убил?
 - Я… не знаю.
 - Ты сказал мне правду, - Джеральд усмехнулся. - Это, во-первых. А во-вторых весьма интересно пронаблюдать результат неисполнения одного из моих приказов. А именно – избегать видоков, не вмешиваться в их дела и уж тем более не убивать их.
  Жестокий, но мудрый человек ухмыльнулся. Джеральд вынул кинжал из Босара и налил ему вина. В его представлении помощник уже был покойником. Это не поможет, наверное, но всё же:
 - Никому не говори об этом. И может. Может, тебе повезёт.



САША

Отредактировано: 13.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться