Серпентин − змеиный камень

Размер шрифта: - +

Глава 5

Герде ничего не оставалось, как собрать по осколкам разбившиеся надежды и чаяния о первой любви и заставить себя отправиться на бал, идти на который совсем не хотелось. Однако, разве у неё был выбор? Явиться на торжество было необходимо, чтобы замять, стереть из памяти людей это недоразумение, как сказала бы мама, а потом вернуться домой и готовиться к помолвке с сыном герцога Виллерийского. Только вот замуж за того, кого Герда никогда не видела, не очень-то и хотелось.

Впереди её ждала совершенно безрадостная жизнь среди чопорных и скучных ивелесских лордов. Теперь, когда было достаточно времени всё обдумать, она сделала вывод, что всё придумала сама. Сказывался слишком малый опыт общения с молодыми людьми ‒ братья не в счёт. Удвиг ведь никогда не признавался Герде в любви, а значит и чувств к ней не испытывал ‒ его поведение было вызвано простейшим интересом. Все было лишь игрой ее воображения, окрыленного любовью. От такого вывода девушке стало только горше.

Как она могла быть такой глупой? Как?!

Но теперь уже не было смысла в самоистезании, что вышло, то вышло. С этим просто надо было дальше жить. Однако, как прежде ‒ уже не будет. У Герды складывалось впечатление, что она безвозвратно что-то утратила. Счастливое детство с любящими и заботливыми близкими осталось позади, а как жить дальше с болью и унижением, не могла подсказать даже мама с собственным взглядом на любой вопрос.

Нет, родители, братья, маленькая сестра и даже старенькая няня будут по-прежнему ее искренне любить и лелеять, но почему-то оставалось ощущение, что все равно все изменилось. И в первую очередь метаморфозы произошли именно с Гердой. Она стала другой. Теперь девушка точно знала, что с опаской будет относится к речам ухажеров, если таковые появятся, и, уж точно, станет обходить десятой дорогой места уединения с кавалерами на сегодняшнем балу.

Теперь Герда точно ощутила холод глубокой ямы, в которой оказалась, и мысленно готовилась к тому, что ее неприятности еще не закончились.

А самое главное ‒ необходимо было взять волю в кулак и не расплакаться вечером, когда объявят о помолвке Удвига с другой.

От воспоминаний слезы снова навернулись на глаза. Пора смирится с мыслью о том, что нежный поцелуй в волосы никогда и не стал бы поцелуем в губы.

Тяжкое самобичевание прервал тихий стук в дверь комнаты, которую девушка занимала в замке вместе с младшими братом и сестрой, но сейчас дети были на прогулке с няней Аникой.

Пришедшей оказалась Инге Браггитас.

‒ Мне очень жаль, ‒ грустно произнесла незваная нарушительница спокойствия.

‒ Ты ни в чём не виновата! ‒ заверила ее Герда. ‒ Входи.

‒ И, тем не менее, всё очень некрасиво вышло.

‒ Ничего не поделаешь, твоя сестра постаралась.

Инге вздрогнула, а Герда поспешила исправиться:

‒ Но я ни в коем случае тебя не виню! Ты сразу меня предупредила, даже не побоялась говорить со мной на виду у всех.

‒ Чего может бояться человек, которого в компанию принимают со снисхождением, а за спиной шушукаются и посмеиваются.

Герда удивлённо посмотрела на младшую из девушек Браггитас.

‒ Ты просто не живешь в столице и не знаешь всех перипетий придворной жизни, ‒ с улыбкой пояснила Инге.

‒ Но мне казалось, что Рената пользуется успехом.

‒ Рената и Риджите первые красавицы, поэтому им всё сходит с рук. Они считаются всеобщими любимицами, особенно Риджите, но на самом деле ее тихо ненавидят очень многие, как, впрочем, и мою сестру. Однако никто и никогда не скажет им этого в глаза.

‒ Это лицемерие.

‒ Это жизнь, ‒ Инге присела на кровать, на которой только что лежала и предавалась горьким думам Герда. ‒ Если вписываешься в каноны общества ‒ ты свой, отличаешься ото всех ‒ ты изгой. Так и я ‒ надо мной смеются, потому что я имела неосторожность родиться не такой красивой как Рената. Ты тоже не такая как они. Хоть в миллион раз порядочнее, добрее и честнее Ренаты и Риджите вместе взятых. Но знаешь, что самое мерзкое?

‒ Догадываюсь, ‒ печально усмехнулась юная леди Вардас.

‒ Они ненавидят друг друга, ‒ покачала головой Инге. ‒ Рената безумно завидует Риджите!

‒ С чего это вдруг? ‒ это было странно для понимания Герды ‒ поддерживать дружеские отношения, но при этом испытывать друг к другу нечто подобное. Впрочем, зависть, как чувство, вообще была для дочери лорда Вардаса недоступна для постижения.

‒ Потому что она всегда одета в самые роскошные наряды и увешана дорогими украшениями. Если бы ты слышала, какие скандалы закатывает моя сестра отцу, если он отказывается купить ей безделицу подороже.

Инге вздохнула.

‒ Но ведь другие молодые леди охотно дружат с тобой? ‒ Герда даже не знала ‒ смеяться ей или плакать от таких откровений, что ни новость ‒ то сюрприз.

‒ Нет, конечно, ‒ безразлично покачала головой незваная гостья.

‒ Разве хотя бы из желания быть ближе к твоей сестре?

‒ Чаще всего меня предпочитают не замечать. А Рената меня и вовсе терпеть не может.



Оксана Глинина

Отредактировано: 16.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться