Серпентин − змеиный камень

Размер шрифта: - +

Глава 14

Инге тихо и не заметно вошла в Зал. Благо, ее особа не вызывала ничьего интереса, да и в этот момент на помост взошел сам король с королевой. С сожалением Инге отметила, что королю осталось не так уж и много, да и королева не выглядела пышущей здоровьем. Потом объявили о помолвке, только вот жених с невестой не выглядели счастливыми.

Помолвочный рубин красиво улегся на грудь Риджите, оттеняя ее светлую кожу кровавым блеском. И виделся в этом Инге, недобрый знак. А у невесты с лица, как будто спало напряжение, будто бы и самой не верилось, что помолвка эта состоится. Поражало полное равнодушие на лице принца к происходящему. Никаких эмоций, вот уж где безразличие ранило больше ненависти. Риджите вся тряслась от этой холодной отстранённости. А вот лорд Дардас был точно в бешенстве.

Эмоции людей растекались по залу тягучей липкой массой, того и гляди, потрогать можно будет. И не нравился взгляд старого Виго, направленный в сторону Герды Вардас. Неужто замыслил недоброе?

«Странные люди, ‒ думалось Инге, ‒ купив власть, нельзя купить и чувства, да разве им это объяснишь?»

Девушка и сама не знала, почему чувствует эмоции других так остро. Магия из мира стала уходить за долго до рождения самой Инге. Говорили, будто из-за прихода эльфов в этот мир было нарушено равновесие, грань была повреждена, и дары древних Богов почти исчезли. Жаль, ведь именно благодаря магии, людям удалось когда-то остановить эльфийское завоевание и оттеснить их обратно к берегам моря Эльфас. А еще многие считали, что люди не относятся к Богам небесного Клаусаса с достаточным почтением, вот они и забирают свои дары обратно. Правда это или нет, никто не знал, но умение повелевать силами тонкого мира только и осталось, что у храмовых служителей богов. И то за плату.

Поэтому Инге и не понимала, что творится с ней такое, и объяснения этому не находила, однако боялась признаться близким. И так все считали её чудной, зачем ещё наживать себе неприятностей. Только с каждым разом ее чувства обострялись, и чужие человеческие эмоции не просто ощущались, а были практически видны, даже будто имели свой цвет и запах. Лишь Герда не вызывала неприятных ощущений, от того, наверное, и захотелось с нею подружиться.

В Зале помпезные танцы сменялись один за другим, от мельтешащих перед глазами пестрых убранств закружилась голова. Весь вечер Инге наблюдала за Гердой и принцем, благо Удвиг не делал никаких попыток пригласить девушку в алом платье на танец. К Герде юная леди Браггитас тоже не решилась подойти, та постоянно находилась в окружении братьев, которые тщательно следили за теми, кто приглашает сестру на танец. Оно было и к лучшему ‒ подруга была под идеальным присмотром. Поэтому Инге даже успокоилась, немного расслабилась и… упустила момент, когда Герда покинула Зал после очередного танца. Это произошло так неожиданно. Только красное платье мелькало среди танцующих, а потом исчезло. Инге направилась в ту сторону, где последний раз видела Герду, но кто-то неожиданно схватил ее за запястье.

‒ Леди Браггитас, вы не уделите мне внимание и не потанцуете со мной?

Взгляд Инге уткнулся в черный сюртук с золотыми пуговицами, которые, скорее всего, являлись единственным украшением столь мрачного одеяния. Гость был высок и ладно сложен. Девушка подняла взор выше, чтобы рассмотреть подошедшего и сильно удивилась.

‒ Вы?! ‒ выдохнула Инге, глядя в странные глаза королевского телохранителя, которые ей напомнили глаза того, с кем ей довелось увидеться уже сегодня.

 

‒ Ты меня все-таки нашел! ‒ отдышавшись то ли от страстных поцелуев, то ли от невероятной радости, произнесла Герда.

‒ Я не мог тебя не найти, ‒ констатировал Удвиг. ‒ Весь вечер я наблюдал за тобой. Я даже знаю, что тебя посмела побеспокоить Риджите, хотя ее предупредил, чтобы тебя не трогала.

Герде стало немного жаль будущую королеву. Все же, когда у тебя есть красота и положение, но нет самого главного ‒ это ужасно. Хотя ей самой было еще хуже ‒ девушка не знала, что ожидает ее впереди, но жизнь без любимого ей казалась невыносимой.

‒ Давай не будем о Риджите, ‒ попросила расстроенная Герда.

‒ Не будем, ‒ согласился принц. ‒ Сейчас не тот момент, чтобы говорить о ней, тем более, она не заслужила, чтобы ее имя произносили в твоем присутствии.

‒ Ты жесток, Удвиг, ‒ мягко произнесла Герда, ласково проведя рукой по лицу юноши. ‒ Не будь таким злым.

‒ Узнаю свою любимую, ‒ принц снял руку девушки со своей щеки и поцеловал. ‒ Добрую, чистую, честную и благородную. Если бы не ты, я бы точно сбежал от отца и завербовался в служители Брексты, однако осознание нашей будущей встречи давало силы ждать маленькую девочку, которая была мне самым близким другом.

‒ Удвиг… ‒ у потрясенной девушки просто не было слов, что передали бы разрушительную бурю в трепещущей груди ‒ порыв, удивление смешалось с бурлящей радостью. Такое состояние трудно было описать. Наверное, это и есть любовь, когда захватывает дух и на слова не остается сил, только чувства заполняют все до основания. Между тем, поцелуи молодого человека становились настойчивее и страстнее. Герду охватило непонятное ощущение, незнакомое, но такое приятное томление.

‒ Я будущий король! ‒ вымолвил целуя девушку в шею. ‒ И не позволю всяким Дардасам решать, как мне жить. Они совсем обнаглели, если считают, что трон и корону можно купить за деньги.



Оксана Глинина

Отредактировано: 16.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться