Серпентин − змеиный камень

Размер шрифта: - +

Глава 15

‒ Вы хорошо танцуете, ‒ робко заметила Инге.

‒ Благодарю, ‒ вежливо поклонился мужчина. ‒ Вы очень добры.

‒ Нет, вы и правда умеете танцевать. Мне казалось, что…

Инге совсем замялась, не зная, как назвать правильно Богатрта, чтобы не обидеть. А еще она не знала его имени, ибо «Богартом» ее спутника уж точно не могли наречь родители. Так называли в старину хранителя дома, которого было не видно и не слышно, но он всегда находился рядом, охраняя дом и его обитателей.

‒ Слуги не умеют танцевать, ‒ закончил с усмешкой за нее мужчина.

‒ Нет, ‒ пряча свое смущение, Инге опустила голову. ‒ Я просто… не знаю вашего настоящего имени, а спросить стесняюсь.

‒ Простите, ‒ теперь стушевался спутник, от чего девушке стало совсем неловко. ‒ Я повел себя неправильно, пригласив вас танцевать и не представившись по всем правилам.

Мужчина поклонился перед Инге и произнес:

‒ Мое имя ‒ Эмбро.

‒ Просто Эмбро?

‒ Пока я служу королевской семье ‒ не имею права указывать свою принадлежность к роду. Таковы условия.

‒ Ну что же, приятно познакомиться, господин Эмбро! ‒ Инге присела в реверансе. ‒ А меня вы можете называть по имени ‒ Инге.

‒ Это такая честь для меня! ‒ улыбнулся мужчина. ‒ И вас не смущает, что столь высокую особу ангажирует всего лишь слуга?

‒ Нет, и никогда не смущало, раз я приняла ваше приглашение на танец еще раньше.

‒ Мне не следовало так поступать. Однако вы так прелестны, как первая лилия, и цвет нежной листвы вам очень идет.

Он так смотрел на нее. С нежностью и грустью, как обычно смотрел отец, но взгляд Богарта не нёс отеческого участия. Такое внимание было приятно, хоть и смущало немного, а еще кое что все равно не давало покоя. Эмбро хорошо собой владел, это было видно. Даже его волнение Инге не сразу уловила, а когда смогла это сделать, то расстроилась ‒ телохранитель был явно чем-то смущен, а еще просачивалось острое чувство досады. Это настораживало и наводило на новые вопросы, которые отчаянно рвались наружу, но замерли, как только девушка снова посмотрела в глаза мужчине, полные безграничной вины.

‒ Зачем? ‒ задала единственный подходящий вопрос Инге.

‒ Простите… ‒ виновато опустил голову Эмбро. ‒ Мне очень жаль.

‒ Вы почему-то ощущаете вину передо мной. Зачем тогда приглашали на танец?

‒ Вы мне нравитесь, леди Браггитас, и это очень плохо…

‒ Что? ‒ не такого ответа ждала девушка. ‒ Я вас не совсем понимаю.

‒ Вы не знаете очень многого о нас ‒ служителях Брексты ‒ и, поверьте, вам лучше и не знать.

Богарт говорил загадками, а Инге ничего не понимала. Его чувства снова стало очень трудно распознать, словно он от нее закрылся неприступной каменной стеной ‒ радость, подавленная сожалением и стыдом. А еще злость. Едва уловимая, острая, как игла…

‒ Вот ты где, Инге! ‒ мысли девушки были прерваны старшим братом. ‒ Я тебя везде ищу.

‒ Что-то случилось? ‒ спрашивая, юная леди Браггитас внимательно смотрела на своего спутника. При появлении Лаугаса на лицо телохранителя принца набежала тень.

‒ Ничего, ‒ уклончиво ответил брат, не обративший никакого внимания на стоящего рядом Эмбро. ‒ Ты давно видела свою подругу?

‒ Ты, о чем?

И тут до Инге стало постепенно доходить, почему Богарт чувствовал вину. Это опять легко прочиталось в его глазах странного цвета… почти такого же, как у провидца, но только почти. Слова Лаугаса она слушала, как в тумане.

‒ Герды нигде не видно, и принца в Зале тоже нет…

‒ Риджите стала беспокоится? ‒ внутри Инге все сильнее нарастала тревога.

‒ Невеста принца отправилась отдыхать в сопровождении брата. Отец ищет Ренату, и ты тоже отправляйся на отдых, ‒ приказал брат. ‒ Король почувствовал себя плохо, все гости понемногу расходятся, тебе тоже не стоит слоняться одной.

Одна? Разве брат не видит её собеседника? И только вспомнив, что брат и бровью не повел, застав уединившуюся пару, ей стало ясно, что это все штучки Богарта, умевшего прятаться в собственной тени даже при свете дня.

‒ Сейчас я пришлю к тебе Катрисс, вместе отправитесь в покои, ‒ с этими словами брат удалился.

Катрисс была женой Лаугаса, надменная гордая женщина, недавно родившая ему сына Легарта. Не то, чтобы Инге ее не любила, скорее невестка сама никогда не высказывала ответного дружелюбия.

‒ Вот значит, как? ‒ обратилась Инге к Эмбро, с горечью осознавая, зачем телохранитель позвал ее на танец. ‒ Вы так верны его высочеству, что готовы по его приказу вскружить голову любой придворной барышне.

‒ Это не так, Инге… леди Браггитас я…

‒ Довольно! ‒ в голосе предательски зазвенели слезы. ‒ Принц играет людьми словно куклами, а вы ему в этом под стать!

‒ Нет! Вы ошибаетесь! Но я не могу говорить об этом. Молю вас, ‒ его сжатые губы едва пропускали слова. ‒ Простите меня!



Оксана Глинина

Отредактировано: 16.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться