Серые тени

Глава 3. Джей

Лиана

Инари Милари оказалась на диво пунктуальной оборотницей: ровно в девять утра кварт стоял у моей подъездной дорожки, весело подмигивая фарами в ожидании еще одной пассажирки. Я, вопреки своей привычке хоть на несколько минут, но опоздать, ждала их в холле, сидя за конторкой с чашкой остывающего чая и поглядывая в окно. Так что мне оставалось только отставить чашку, подхватить сумочку – и поторопиться "навстречу приключениям". В каком-то смысле мою отработку в Ринеле действительно можно назвать приключением: молодая выпускница, одна, на незнакомой и в какой-то степени чуждой территории... Прямо-таки начало мрачного ужастика.

- Доброе утро, - поприветствовала инари, двигаясь на сидении и давая мне возможность устроиться рядом.

- Доброе, - кивнула я, с некоторым недоумением разглядывая открытый кварт. Он наверняка был тем же самым, что встречал меня вчера на вокзале, но этим утром крыши не наблюдалось, и меня очень смущал непривычный облик привычного средства передвижения. – Здравствуйте, Кит, - запоздало поздоровалась я с водителем, все же занимая предложенное целительницей место.

- Здравствуйте, инари, - улыбнулся оборотень, чуть повернувшись к нам. В глазах его читалось плохо утаиваемое любопытство с претензией на оценку.

Милари, заметив это, легонько стукнула оборотня по плечу узкой ладонью и напомнила:

- В городское управление.

Кит, улыбнувшись еще шире, закатил глаза, словно жалуясь на нещадную эксплуатацию со стороны единственной целительницы, и завел кварт. Двигатель, наполненный магией изобретающих, мирно заурчал, взрыкивая лишь на резких поворотах. Нововведение в конструкции нашего транспортного средства я оценить не смогла: ветер пусть и несильно, но довольно ощутимо бил в лицо, заставляя щуриться и отворачиваться, а собранные в пучок волосы за секунды растрепались и лезли в лицо. Сидящим же рядом оборотням такое положение дел определенно нравилось: для того, чтобы понять это, не нужны были никакие особенные способности. Блаженное выражение лица инари Милари говорило само за себя.

Если провожатые хотели произвести на меня благоприятное впечатление, они, увы, ошиблись со способом. И мне даже было немножечко жаль: такое явное удовольствие получали оборотни, что зависть просыпалась даже против воли.

А вот городское управление, в котором допоздна задерживался очень любящий свою работу градоправитель, меня приятно удивило. В Делоре аналогичное здание представляло собой едва ли не уменьшенную копию королевского дворца, что смотрелось нелепо и в какой-то степени смешно. В родном Валлоре градоправитель заседал в мрачно-сером, похожем больше на тюрьму нечто, куда лишний раз заходить не хотелось. Здесь же, в Ринеле, мне повезло увидеть золотую середину: в три этажа, из приятного бежево-желтого камня, с низенькими колоннами и скромными барельефами, управление настраивало на мирный лад и давало надежду на то, что уж здесь-то наверняка помогут.

Милари уверенно завела меня внутрь, никаким образом не оповестив хоть кого-то, что явились посетители: ни охраны в фойе, ни звонка или какого-нибудь хитрого магического приспособления я не увидела. Получается, любой может зайти – и направиться в нужный ему кабинет?

Получается, так. Потому что, вдоволь поплутав по коридорам и лесенкам (и как они уместились в небольшом с виду строении?), Милари уверенно постучала в дверь, у которой довольно резко остановилась.

- Входите, - раздалось звучное приглашение, и целительница, не колеблясь ни секунды, не проявив привычной для меня женской суетливости – прическу поправить, юбку одернуть – вошла в кабинет, утягивая меня за собой.

Наверное, поэтому произошедшее далее поразило меня еще больше. Отпустив мою руку, Милари согнулась в низком поклоне:

- Приветствую, Найджел.

Я растерянно замерла, не знаю, что делать. В университете о взаимоотношениях внутри оборотнических сообществ нам давалась весьма мягкая формулировка: "С должным почтением относятся к старшим". И все. Тогда я не задумалась над смыслом этой фразы, да и Эрик посоветовал не обращать внимания, ибо шанс попасть в Фаркасс у нас был довольно невелик, а на землях людей внутристайному этикету можно следовать не так строго, поэтому и не стала выяснять, что значит это "должное почтение". Наверное, я ожидала каких-то местных громких титулов. Или реверанса. Или просто почтительной манеры общения. Но поклоны... Впрочем, раболепия или услужливости поза целительницы не выражала: скорее, именно уважение к старшему, но для меня это все равно выглядело немного дико.

Поэтому я осталась стоять, от удивления забыв даже о человеческих правилах приличия.

- Доброе утро, Милари. Приветствую, инари Ринвей.

- Ммм... здравствуйте, - очнулась я, присев в полупоклоне и с некоторой опаской ожидая реакции сидящего напротив мужчины со звучным, глубоким голосом.

Оборотней в своей жизни я встречала не так уж много. Не потому что они малочисленны или замкнуты – нет, скорее даже, наоборот, - просто мои интересы лежали в другой области, и пересекаться с хвостатыми где-то, кроме университета и общего целительского корпуса, мне было негде. Но и те, с которыми приходилось иметь дело, были, как и Эрик, более "очеловеченными", более... припудренными цивилизацией.

 Передо мной же сейчас сидел оборотень. Невозможно было предположить какую-нибудь другую расу при взгляде на него. Теперь понимаю, почему инари Милари вчера назвала его не человеческим "градоправитель", а принятым в Фаркассе "вожаком". Это слово характеризовало его как нельзя лучше. Матерый, опытный волк, возглавляющий свою стаю, мудрый, сильный и опасный. Это бросалось в глаза даже в обход его человеческой ипостаси. А возможно, он и не скрывал своей натуры. Даже наверняка не скрывал: перед кем?



Евгения Сушкова

Отредактировано: 25.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться