Серые тени

Глава 12. Охота

Таша.

Три месяца спустя

- Ты уверена, что я не найду аргументов отговорить тебя? – Таша нервно постучала ручкой по столешнице. Новость, конечно, безумно приятная, да и отговаривать, честно говоря, не хочется, но она обязана убедиться в том, что Ли отдает себе отчет в своих действиях, а не поддается какому-нибудь капризу.

- Не получится, - лениво улыбнулась целительница. – Джей уже охрип, закидывая меня всевозможными причинами, убедительно доказывающими, «почему нет», но я все еще намерена ехать. Мне нравится Ринел, я привязалась к этому городу, но по Делоре соскучилась еще больше. Я просто не имею права не воспользоваться столь удачным стечением обстоятельств. Так что, Таша, не трать время зря. Лучше прибереги слова для бурной приветственной речи.

- Я лучше приберегу слова для твоего глупого оборотня, - заворчала видящая.

- Во-первых, не моего, - привычно поправила Лиана, все еще безуспешно пытаясь отрицать наличие какого-либо потепления в их отношениях. - Во-вторых, у Джея для вербальных пыток есть я. Не отбирай мой хлеб.

Таша хмыкнула.

- То есть точно приезжаешь? - Ли кивнула. - Бедный волк, - с изрядной долей иронии посочувствовала младшему Эйгрену Таша, расслабляясь. Если Лиана все уже решила, можно не сотрясать зря воздух и просто порадоваться тому, что скоро подруга окажется рядом. – Не понял еще до конца, кто ему в спутницы достался.

- Не делай из меня мировое зло, - усмехнулась целительница. – Я на эту роль не тяну и оборотня, можно сказать, оберегаю – он до сих пор не знаком с моей мамой. Уж за подобное одолжение на такую малость, как взять меня с собой в Делору, он обязан согласиться.

- А ему-то что здесь понадобилось? – Видящая отложила ручку и подошла к окну. Конец марта, кругом грязный снег на серых зданиях - и ни одного яркого лучика. Хотелось солнца, тепла и возможности снова набирать охапки цветов, которые дарят радость, стоит лишь поднять на них усталый взгляд. – Безопасно ли ему возвращаться сейчас?

- Ему давно уже безопасно возвращаться, - маленькая копия Лианы сморщила носик. – В этом просто не было необходимости. Да и мы с малышом вышли на первый план. А сейчас… Аппфодеру нужна его помощь, и Джей не может не откликнуться. А я не могу не воспользоваться случаем. Мне уже пару недель как положен отпуск за отработанные в Ринеле восемь месяцев. А домой, с таким подарком, - Ли кивнула на животик, - ехать ну совсем уж не хочется. Мне положительные эмоции нужны, а не головомойка от мамы. К тому же это прекрасный шанс увидеть другую сторону Джея и решить, наконец, что мне с ним делать.

- Ты еще не решила? – притворно удивилась-возмутилась Таша. Ей в последнее время казалось, что Лиана определилась, просто сама еще этого не осознала.

- Я к нему привыкаю, этого отрицать нельзя. Он, безусловно, может быть милым и очаровательным. В его волка я вообще влюблена. Но этого, на мой взгляд, маловато, чтобы позволить родиться серьезным чувствам. Не хватает чего-то… важного, определяющего. Словно мы друг перед другом все равно осторожничаем и носим маски. «Ах, Лиана, посмотри, какой я добрый и внимательный и как трепетно отношусь к вам с ребенком!». «Ах, Джей, посмотри, какая я правильная и рассудительная и как согласна ради ребенка перенимать ваши традиции!». Кроме этого, есть ли между нами еще хоть что-то?

- Хочешь сказать, он не искренен? – Таша отвернулась от окна и подняла кристалл повыше, всматриваясь в лицо собеседницы.

- Нет. Я хочу сказать, что мы не знаем друг друга до конца. Помимо того, что я хочу развеяться, увидеться с тобой и вообще куда-то выбраться из Ринела, пока еще в состоянии, я надеюсь, что эта поездка позволит открыть что-то новое в каждом из нас, сбросит эти защитные маски и поможет окончательно определиться.

- Почему-то мне кажется, что влюбленная девушка так не рассуждала бы, - заметила видящая, старательно отгоняя от себя мысли об их с Риком запутанных отношениях и о том, что не ей давать советы в делах сердечных. – Может, и не стоит тогда пытаться играть в семью? Будет Джей «папой на выходные», и все.

- Я не влюблена. Но, боюсь, близка к этому, - тихо призналась Лиана, опустив взгляд. И снова поднимая его на Ташу. – Поэтому и хочу убедиться в том, что не совершаю ошибки, позволяя в очередной раз эмоциям взять верх над разумом. Мне проще спрятаться за холодными рассуждениями, чем признать, что не хватает его присутствия рядом.

- О…

Лиана печально улыбнулась:

- Грустненько все это, да?

- Да нет, просто… ситуация у вас с самого начала была непонятная. И чувства сейчас возникают такие же. Если считаешь, что вам обоим нужна эта поездка, не смею тебя отговаривать. Да и Джей не должен. Или с ним ты об этом не разговаривала?

Лиана смутилась еще больше.

- Так откровенно - не могу. Да он и слушать не хочет. Едва я заговариваю о поездке, взбеленивается и начинает рычать. Дорога, мол, долгая и утомительная, переживания лишние, он постоянно занят будет, из-за чего не сможет уделять мне много внимания, да и маньяк еще не пойман…

- Но маньяк-то еще действительно не пойман, - напомнила Таша, помрачнев.

Убийства больше не повторялись, но и человек, их совершавший, пока не за решеткой. Аиша периодически ловила отголоски его снов, таких же жутких и наполненных жаждой, как первый, и это не позволяло надеяться, что он упал где-нибудь в канаву и свернул себе шею. Что в общем несколько осложняло жизнь и страже, и оборотням. Постоянно держать в напряжении следователей, провидиц и психиатров не представлялось возможным, а ослабить ограничительные меры, предпринятые в отношении спутниц, волки не позволяли. Девушкам, что не покинули город, тоже не нравилось постоянно сидеть дома или выходить на улицу под охраной, поэтому с периодичностью один-два раза в неделю в Управлении вспыхивали ссоры на повышенных тонах, заканчивающиеся всегда одним и тем же: вылетом разъяренного Лайса Миллена из кабинета начальника и притихшими в ожидании бури служащими, прячущимися в своих кабинетах. Кто-то из младших помощников предложил даже не пускать бету делорской стаи в управление, но такой шаг обеспечивал бы новые осложнения, поэтому все молча терпели и разбегались при виде раздраконенного Рика. Инар Миллен не желал понять, что у них нет зацепок, что все ниточки, которые распутывались следователями, заводили в тупик. Деррик отказывался приставлять к каждому дому, в котором жили спутницы, стражника: отсутствие свободных людей и завалы работы просто не позволяли согласиться с требованиями Лайса. В итоге так и сидели, словно на пороховой бочке: проявит себя маньяк или нет, случится еще одна трагедия в волчьем сообществе – или стража окажется быстрее. Все с нетерпением ждали отбытия принцессы Кроннет, которая в скором времени должна была отправляться на родину с подписанным договором о заключении помолвки. Ее отъезд обещал более свободную и логично-размеренную жизнь, а также возвращение в строй занятых патрулированием стражей.



Евгения Сушкова

Отредактировано: 25.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться