Серые волки. Книга 1.

Размер шрифта: - +

Глава 11.

Принц старался развлечь меня на свой манер. Принялся рассказывать какие-то веселые истории из жизни Дворца и мне оставалось лишь вежливо слушать его речи о том, как он в детстве измывался над своими учителями, отчего бедные и благородные старцы хватались за голову почти не надеясь научить наследника престола хоть чему-то стоящему.

- Только они ошиблись! – продолжал принц. – Когда мне исполнилось двенадцать – возраст настоящего мужчины, - я впервые познал любовь и тогда понял, чего хочу от жизни. У меня появился интерес к управлению городом и военному делу…

- О! – оживилась я. – Весьма наслышана о ваших достижениях в военной области! – произнесла и не солгала. О мастерстве принца ходили легенды. Его считали одним из лучших мечников, да говорили, что и лучником он был непревзойденным. Это, наверное, были единственные черты, которые могли бы понравиться мне в принце.

- Хотели бы посмотреть? – спросил Инсан.

- Еще бы! – улыбнулась я, кажется, впервые сделав это искренне в отношении принца.

- Я слышал, что вы, принцесса Эмина, тоже большое количество времени уделяли обучению владением оружием, - сказал наследник повелителя.

Я рассмеялась.

- Боюсь, мои успехи весьма незначительны! – ответила лукаво.

- Я бы тоже не отказался посмотреть, как вы упражняетесь с мечом в руках! – принц чуть придвинулся ко мне и еле слышно произнес: - Нет ничего более возбуждающего, чем танец мечей, тем более в руках столько прекрасной воительницы!

И взгляд его плавно переместился на мои губы, а я невольно чуть отодвинулась, понимая, что Инсан сейчас пытался флиртовать со мной, а значит, показывает свой интерес в открытую, так как на нас смотрят сотни глаз и, даже если они не слышат сути нашего разговора с наследником Фатра, то выражение глаз, улыбки – говорят о многом!

Музыка тем временем сменилась на более веселую. Сменились и девушки танцовщицы. Вместо порхающих дев вышли рабыни с пышными формами. Я невольно бросила взгляд на Инсана, посмотревшего на рабынь, а затем на его отца, заметив, что глаза повелителя Кахира вспыхнули от удовольствия лицезреть полнотелых красавиц.

«Значит, - поняла я, - девушки предназначаются именно для услады глаз повелителя, а не его сына!» - хотя, какая мне была разница. Инсан не слишком меня интересовал, и я пока не могла найти в себе даже малейший отклик на его внимание и физическую красоту.

«Может быть, если я увижу принца с мечом в руках на тренировке, что-то изменится?» - подумала я, а музыка заиграла еще громче, заглушая голоса, смех и журчание фонтана. Рабыни вышли на середину зала и начали танцевать, бросая томные взгляды на бледного хозяина дворца. Было заметно, что ему нездоровиться, но даже при плохом самочувствии, Кахир с какой-то непонятной жадностью следил за девушками.

- Мой отец любит женщин! – заметив мой взгляд, произнес принц. – Хотя, кто их не любит? – он заставил меня обратить на него свой взор.

- Вы точно знаете об этом не понаслышке, - добавил Инсан. – У вас несколько братьев и еще молодой отец!

- Гарем моего отца велик, - согласилась я. Хотелось спросить самого принца о том, сколько у него наложниц, но я сдержалась, понимая, что задавать подобные вопросы мужчине просто верх наглости, а обижать принца мне не хотелось и потому я решила, что лучше будет, если я при случае расспрошу обо всем хазнедар, когда вернусь в сераль.

Мы продолжали наслаждаться праздником. Несколько раз к моему столику подходили везиры, кланялись и просили разрешения присесть рядом, чтобы высказать свое восхищение дочери Мухсина. А я только сидела и слушала сладкие, будто мед, речи, а сама запоминала говоривших, отвечая на простые вопросы, которые совсем не касались государственных проблем.

Министры сменяли один другого, а я все сидела и улыбалась, понимая, что сегодня вряд ли смогу поговорить с повелителем Кахиром о волновавших меня проблемах. Сам же повелитель Фатра с большим интересом смотрел на танцующих рабынь и на первый взгляд, был далек от серьезных мыслей и дел, но я видела, что мужчина следит за мной. Когда ему казалось, что я не смотрю, он бросал на меня задумчивые долгие взгляды от которых по спине пробегали холодные мурашки.

Когда же праздник подошел к концу, я постаралась не выказать своей радости от его завершения. Повелитель покинул зал первым.Едва он изъявил желание отправиться отдыхать, все приближенные поднялись на ноги и склонили головы в знак почтения и уважения к своему повелителю. Стихла музыка, рабыни пали ниц, простояв на коленях до тех пор, пока хозяин дворца и его сопровождение из наложниц и стражи, не спустились вниз с возвышения, оставив ложе. Стоило Кахиру покинуть большой зал, как один за другим стали раскланиваться и расходиться гости. Смолкла музыка и я, в сопровождении принца, вызвавшегося провести меня до входа на женскую половину Дворца, направилась в свои покои, оставив за спиной шум и гомон разбредавшихся подвыпивших министров.

ВЕЧЕРНЯЯ ПРОДА

Мы шли не спеша. В окна дышала прохладой восточная ночь и было приятно насладиться ветром, несущим запахи ночных цветов из сада. Мы с Инсаном шли впереди, а за нами следом моя верная Айше, хазнедар сераля и охрана: моя и наследника. Инсан расспрашивал меня о стране, где я росла, и так как его вопросы не касались каких-либо проблем государства, то разговор на удивление заладился, и я с готовностью отвечала на расспросы принца, не забывая задавать встречные. Впрочем, ничего нового принц мне не сообщил. Все то, что он говорил мне, я изучила еще перед поездкой в Фатр, но делала вид, что мне необычайно интересно слушать его слова.

Перед входом в сераль мы остановились. Принц сделал знак своей страже, и воины отошли на несколько шагов назад, оставив нас в каком-то смысле, наедине. Я отправила Айше в покои, сама же кивком головы попросила своих людей последовать примеру стражи принца. Поклонившись, Асаф остался ждать моих дальнейших указаний в стороне у окна.



Анна Завгородняя

Отредактировано: 17.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться