Серые волки. Книга 1.

Глава 18.

- Будешь спать здесь!

Один из стражников принцессы швырнул узел со сменной одеждой на кровать и отошел, оставив Райнера стоять у окна. Мужчина медленно обернулся и прошелся взглядом по обстановке в комнате, где расположилась стража, находившаяся в подчинении Асафа. Сам старый махариб отсутствовал, а его люди сейчас отдыхали, занимаясь тем, что только могут делать мужчины на службе: точили мечи и полировали доспехи.

Райнер не заметил среди воинов того, который этим утром сражался с ним.

«Амир! – вспомнил он имя молодого махариба. – Кажется, его называли именно так!». Впрочем, какое было ему дело до молодого мужчины? Друзья ему здесь не нужны, поскольку Райнер знал точно, что не задержится долго в охране принцессы и никакие браслеты ему не помеха, будь они хоть сто раз магические.

Вспоминая о Эмине, Райнер понимал, что злится. Нет, даже не злится, а испытывает сильную ярость и желание что-то разрушить. Наглая девчонка! Она даже не удосужилась поинтересоваться, кто он такой. Сразу зачислила в рабы, не дала возможности отработать свою свободу. А ведь он мог и пойти на уступки. Он мог защищать ее так, как не защитит никто, да и рассказать мог многое, в частности, о принце, рядом с которым в это утро Эмина стояла на балконе, наблюдая за происходящим боем.

В Фатре было много магии и шла она из Дворца. Этим утром, увидев принца, Райнер понял, откуда дует ветер, удивившись только тому, что не заметил этого раньше. Впрочем, всему могло быть объяснение, но в том, что Инсан полон темной опасной и, главное, считавшейся давно утерянной, магии, Райнер не сомневался, как не сомневался и в том, какую тайну хранит в себе юная и дерзкая принцесса.

Но она унизила его, и мужчина счел нужным промолчать, хотя чувствовал себя после этого крайне гадко. Все-таки, она – женщина, а он во много крат ее сильнее и как никто другой, благодаря своей второй сущности, чувствует магию.

- Чего застыл? – крикнул Райнеру кто-то из воинов. – Переодевайся уже!

- Может у него блохи?

- Или вши?

Насмешки посыпались одна за другой, но Райнер проигнорировал их все. Спокойно наклонился и поднял сверток.

- А оружие? – только и спросил он, не глядя ни на кого.

- Тебе пока не положено! – ответили ему. – Докажешь свою верность Ее Высочеству, и сразу же получишь меч.

- А зачем тебе оружие? – опять этот противный голос, который Райнер запомнил. – Вон какие ручищи. Голыми руками врага можешь порвать.

- А еще лучше зубами! – заржали воины. – Они у тебя как у песчаного льва.

Райнер стал спокойно раздеваться, не обращая внимания на насмешников. Размениваться на подобное он не желал, понимая, что его будут провоцировать и дальше, а если заметят, что задели, то насмешки станут жестче и чаще. Конечно, раскидать этих, так называемых воинов, Райнер мог, только не теперь, когда решил пока не привлекать к себе внимание. Ему стоило поразмыслить над ситуацией, в которой оказался, и которая ему совсем не нравилась.

ПРОДА ЗА 4

ПРИЯТНОГО!

Мужчина бросил на пол старую одежду и надел выданную, с неудобством отметив, что безрукавка оказалась тесной в плечах. Он хмыкнул и с легкостью надорвал ткань по шву. Раздался легких треск, но почти сразу же за ним последовало недовольное:

- Ты что делаешь? Это одежда охраны Ее Величества, принцессы Эмины!

Райнер только передернул плечами.

- Хорошему охраннику всегда необходимо, чтобы одежда не стесняла движения! Даже мгновение промедления может грозить госпоже, - почти не скривился, - смертью, - произнес и резко повернулся к остальным стражникам, рассматривавшим его будто диковинку.

- Самый умный, да? – проговорил один из стражников и было шагнул на Райнера, но тут же был остановлен громким предупреждающим окриком: - Что здесь происходит?

Воины подобрались и встали прямо, забросив все свои дела и только Райнер спокойно и без тени покорности, взглянул на вошедшего, которым оказался его бывший противник.

- Махариб Амир! – стражники поклонились, и молодой воин вошел в помещение, глядя при этом только на одного Райнера. Раб подобрался, приготовившись к вопросам, но, к его удивлению, Амир лишь смерил новенького воина взглядом, после чего проговорил:

- Я надеюсь, что принцесса Эмина была права, делая подобный выбор! – и последующее, тихое: - Госпожа Эмина добрая девушка и я полагаю, ты станешь хранить ее жизнь также, как и все мы! – то ли вопрос, то ли утверждение, и взгляды обоих мужчин впились друг в друга. Райнер не ощущал враждебности от Амира, но при этом понимал, что возможно, сейчас увидел того единственного, действительно, преданного наглой принцессе, человека. Ему неожиданно стало интересно, чем она заслужила подобное отношение к себе единственного человека из своей охраны, который вызывал уважение у самого Райнера.

Молодой махариб застыл в ожидании ответа и получив его, удовлетворенно кивнул.

- Да, - сказал Райнер. – Я сделаю все, что в моих силах, - и понял, что сказал правду.

 

В покоях повелителя Фатра было тихо. Отец и сын сидели на подушках и пили чай, погрузившись в молчание. Расположившиеся у стены музыканты наигрывали тихую легкую мелодию, а девушки рабыни, извиваясь в медленном танце, бросали томные, манящие взгляды на Инсана и его отца, только мужчины едва ли замечали их, думая о чем-то своем.

Наконец, Кахир поставил на стол пиалу и повернул лицо в сторону хранителя покоев, замершего у дверей. Одного взгляда повелителя Фатра было достаточно, чтобы слуга тут же все понял. Он почтительно кивнул и резко хлопнул в ладони. Музыка затихла. Музыканты принялись собираться и цепочкой потянулись спинами в сторону выхода, куда уже успели выпорхнуть рабыни.

- И ты оставь нас, Сурра! – велел магу и своему хранителю, повелитель Кахир. Мужчина снова поклонился и выполнил приказ, стремительно покинув покои, но только для того, чтобы встать на страже по другую сторону резных дверей. Едва Кахир и Инсан остались одни, как отец посмотрел на сына и произнес:



Анна Завгородняя

Отредактировано: 17.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться