Серые волки. Книга 1.

Глава 39.

Мы ушли, не оглядываясь и уже на улице забрались в седла, причем Райнер помог мне сесть на коня, придержав за бедра и подсадив вверх. Сама я была не в состоянии проделать это, так что помощь мужчины оказалась весьма кстати. Я даже не обратила внимания на то, как ладони оборотня, скользнув по моим бедрам, задержались на какое-то мгновение. Слишком взволнована была.

- Куда мы теперь? – спросила тихо.

Райнер взлетел в седло и направил своего жеребца вперед.

- Следуй за мной, Эмир.

- Эмир? – спросила я.

- Тебе не нравится это имя? – хмыкнул мужчина. – Ну, что поделаешь, придется тебе пока побыть моим младшим и, судя по всему, глупым, братом. Когда покинем Фатр, станешь сама собой.

Спорить не стала и даже проигнорировала то, что мужчина назвал меня глупой. Все-равно, спорить с ним себе дороже. Нам еще долго быть вместе и не хочется ругаться из-за пустяков.

Я направила коня коленями, заставив следовать за жеребцом Райнера и мы поехали через улицу обратно к площади, на которой были не так давно, перед тем, как посетить таверну.

- Что у нас в сумках? – рискнула спросить я, когда молчание стало угнетать.

- Еда, одежда и вода, - ответил мужчина, не оглядываясь. – Много воды. Бурдюки заняли почти все свободное место.

- А у тебя еще остались деньги с продажи моих украшений? – уточнила я и, нагнав всадника, поехала почти рядом. Райнер покосился на меня. Вопрос его заинтересовал.

- Да. Есть. Они еще пригодятся нам.

- Где? – я усмехнулась. – В бесплодных землях?

- Даже за бесплодными землями есть города и поселения, - бросил мужчина. – И там тоже надо платить за еду и воду.

Я открыла было рот, чтобы что-то добавить, когда странное ощущение паники и страха охватило меня. На какое-то мгновение я испуганно застыла в седле и мой жеребец, словно почувствовав страх всадника, тоже сбился с шага и замер. А затем мы услышали эти звуки. Странные, пугающие, жуткие. Словно кто-то кашлял там в темноте, как кашляют больные и даже умирающие люди. А потом эти шорохи. Так песок пересыпается в песочных часах или змея ползет по бархану. Вроде едва слышно, но как-то неприятно и противно до зуда на зубах.

- Что это? – прошептала я, заметив только теперь, что и Райнер остановил своего коня и прислушивается к тишине ночи.

- Ты тоже слышишь? – голос мужчины был похож на лед.

- Да! – проговорила я.

Оборотень оглянулся на меня и крикнул: «За мной! И не отставай!» - после чего пришпорил своего жеребца и поскакал вперед, в темноту улиц, освещенных жалкими потугами фонарей. Я ринулась за ним, ожесточенно ударяя коня пятками в бока, но не вырывалась вперед, потому что Райнер был тем, кто знал дорогу. Все, что нужно было мне – это следовать за ним и не отстать, не сбиться с пути, а главное, не вылететь из седла, так что в поводья я вцепилась клещом, да еще и пригнулась к шее коня, опасаясь бросить взгляд назад, потому что мне казалось, что там, за спиной, за нами гонится что-то жуткое, дышащее смертью и тленом.

ПРОДОЛЖЕНИЕ ЗА 17 ДЕКАБРЯ

ПРИЯТНОГО ЧТЕНИЯ!

В висках стучало. Сердце сжималось от каких-то нехороших предчувствий, а там, за спиной нарастали звуки, пугающие и страшные. За нами действительно гнались, но кто или что это было, неясно. А затем стало происходить вообще невозможное: фонари на улицах, там, впереди, стали гаснуть один за одним, будто кто-то задувал их, словно свечи. Только ветра не было и это лишь добавляло волнения и предчувствия огромной беды.

Мы свернули на какую-то широкую улицу. Объехали уснувший на ночь фонтан и на мгновение Райнер придержал скакуна, всматриваясь в перекресток, дороги от которого расходились в разные стороны. Я застыла рядом, не совсем понимая, как оборотень выбирает наш путь, ведь он, как и я, не знал этот город и в конце каждой улицы вполне мог оказаться тупик! Но Райнер привстал на стременах и шумно втянул носом воздух, после чего повернул голову в сторону и, ударив своего жеребца пятками в бока, крикнул мне:

- Нам туда!

- Куда? – удивилась я, но выждав мгновение, уже спешила следом за своим спутником.

Кони, казалось, летели, отбивая по дороге пугающую удивительную музыку своими копытами. Мы снова петляли среди улиц, то расширявшихся до невероятных размеров, то сужающихся так, что один всадник едва мог проскочить, а несколько раз я даже задела ногой шершавую стену, но не было времени, чтобы проверить не протерлась ли ткань. Хотя, я вряд ли сейчас заметила бы, если бы с тканью содрала кожу, слишком сжималось сердце от страха, а тело потеряло чувствительность, став одним целым с лошадиным крупом.

Впереди мелькали копыта жеребца, на котором сидел Райнер. Я заметила, что изредка он оглядывается через плечо, чтобы проверить, не отстала ли «глупая принцесса» коей он меня считает. А я не отставала. Боялась? Да. И потому не могла себе позволить отстать. Я все еще не в полной мере доверяла оборотню. Пыталась доверять, но врожденная осторожность не позволяла полностью это сделать.

А за спиной сгущалась тьма. Фонари продолжали гаснуть, и эта тьма вскоре окружила нас, будто загоняла в какое-то определенное место. Позади доносились жуткие звуки, леденящие кровь, которые словно манили остановиться и оглянуться назад, чтобы увидеть тех, кто преследовал нас.

Что там Райнер говорил про этих псов? Он называл их гончими и просто ужасными тварями. Мне было понятно, что именно они напали на наш след и от этого становилось еще страшнее.

 

Прежде чем покинуть дворец, Инсан зашел к отцу. Повелитель города Фатра чувствовал себя плохо и лежал на своей постели укрытый тонким одеялом, а верный Сурра находился при Кахире со всеми своими зельями и лекарствами, которые могли поддержать угасающие силы правителя.



Анна Завгородняя

Отредактировано: 17.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться