Серый кардинал

Размер шрифта: - +

Люди и орден

   Легионеры были почти во всех слоях населения. Наименьшее количество их было в правительстве. Легионеры-аналитики сидели в каждом офисе, контролируя все от бухгалтерии до личной жизни сотрудников. В каждой правительственной организации сидели гражданские легионеры. С одной стороны орден был повсюду и одновременно его не было. 
    Даже в те редкие случаи, когда полиция обнаруживала квартиру легионера и отправляла туда отряд быстрого реагирования или спецназ. Они попадали в пустую, можно сказать стерильную, квартиру практически без признаков того, что здесь кто-то недавно жил. Как только легионер осознавал, что на него вышли органы безопасности страны, он исчезал, оставляя только капли кислоты на тех вещах, что не смог увезти. 
*** 
   Прошло лето. Наступила пора поступления в институт. В последние дни августа была организована встреча группы первокурсников, в которую попал Сенлуин. 
   В один из таких дней разговор одногруппников затронул тему отношений между гражданскими и легионерами. Парень слушал, сдерживая злость, пока разговор не коснулся его спецотряда. 
   — Кто-нибудь слышал о новой организации? Кажется, СОБ называется — спросил один из одногруппников. 
   — Да. Слышал. Этим летом друг рассказывал. Они короче к нему в дверь стучаться и говорят: «СОБМ откройте нам надо задать Вам несколько вопросов». Показывают удостоверения, а там звания «лейтенант». А самим при этом лет по восемнадцать. — в голосе парня было презрение и ненависть. 
   — Фамилия твоего друга случаем не Денисов? — подал голос Сенлуин. 
   — Да. Как узнал? — спросил одногруппник. 
   — Мысленно прокрутил отчеты оперативников — медленно произнес легионер, испепеляя ненавистника взглядом. Потом выпрямился, достал из кармана брюк удостоверение. 
   — Приятно познакомиться. Я глава СОБМ майор… — ему не дали договорить. 
   — Ты серьёзно? — на лице девушки было написано недоумение. Сенлуин оглядел ее с ног до головы, задержал взгляд на смотрящих по-детски глазах и рыжих локонах, ниспадающих чуть ниже плеч. 
   — Да. А ещё я легионер и у меня есть машина — продолжил он и с презрением спросил, — Ты, кстати откуда? Народ начал шептаться потом успокоился. 
   Может на него наложат большой штраф за раскрытие личности, но в тот момент ему было плевать. Он знал о возможных последствиях, но терпеть насмешки над его отделом со стороны практически ничего не знающих людей он не собирался. 
Примерно через два часа пришло время ехать домой. У кого была машина направились к автостоянке. Парень к своему автомобилю. 
   — Ну ты богат. Ауди? — протянул одногруппник. 
   — Да. А7. Кого-нибудь подвезти? — ответил легионер, стараясь придать своему голосу наиболее дружелюбную интонацию. 
   — Да. Меня до общаги — ответила одногруппница. 
   — Мы же с тобой из одного района. Тебя довезти? — спросил он другого одногруппника. 
   — Тебе же круг делать. 
   — Ничего страшного. Если есть желание — садись. 
   Набрав полный салон, Сенлуин развес всех по названным адресам. Хотя они ему были и не к чему, он и так знал их из их дел, которые ему предоставили друзья-аналитики. Благодаря им он знал имя каждого и почти всю их биографию. Он сразу заинтересовался рыжей одногруппницей, напоминавшей ему другую девушку и содержащую в себе некую тайну, схожей с его тайной. 


36 приказ 
Месяцем ранее… 
   — Это было так необходимо? — Мэриан кинула папку с фотографиями на стол Сенлуина. Он даже не взглянул на нее. Легионер по тону своего заместителя понял, о чем она. 
   — Лейтенант Мэриан, ваша задача заключается в исполнении моих приказов. Не более — произнес он стальным тоном, — Никто не давал вам права осуждать мои приказы! 
   — Да, сэр! Я понимаю, сэр! — ответила Мэриан, — Но как ваша ученица я могу задать вам вопрос. 
   — А ты умная… быстро учишься — сказал Сенлуин, — Задавай. 
   — Сэр, я еще могу понять убийство свидетелей, но стоило ли убивать этих ни в чем не повинных людей? Разве только из-за мести… но девушка… — сказала она, ощущая на себе его проникающий в саму душу взгляд. 
   — Что ж, хороший вопрос, лейтенант. Но в любом деле есть как победитель, так и проигравший, так и сопутствующие жертвы. Без жертв никак… А эти «ни в чем не повинные люди» могут представлять угрозу. А от угроз необходимо избавиться… — сказал он, лишенным эмоций голосом. Мэриан побледнела, но все же решилась задать вопрос: но дети? И та девушка? Она умерла бы от кислоты. Разве отрубить ей голову было так необходимо?! 
   — Мэриан, ты еще молода, чтобы понять! — сказал Сенлуин и крикнул, — Динеэль, проводи лейтенанта в ее кабинет! 
   — В приказе тридцать шесть не было необходимости! — крикнула Мэриан, вырвавшись из захвата оперативника, но Сенлуин не обратил на нее никого внимания, вернувшись к рассмотрению дел.  
        Но, спустя минуту. Кербин в ярости швырнул перьевую ручку, которой писал заметки по текущему делу, в монитор. Тот качнулся, но не погас.  
— В действительности, зачем я отдал этот приказ?! Разве только месть?! Нет! Уничтожение генома той ведьмы!  – эти вопросы съедали его последние пару недель. Перед глазами предстала картина.         Тысячи наемных убийц, получив приказ с его подписью, бросаются выполнить его со всей жестокостью…  
    Он вспомнил о причине отсутствия Мэриан и Динеэля на сегодняшнем вызове. Он отправил их убить шестерых подростков, дабы проверить подчиненных.  
*** 
   Итак, о том какие отношения гражданских к легионерам и наоборот мы немного разобрались. Но среди гражданских есть служители закона, многие из них с огромным удовольствием пере убивали бы легионеров. Но ведь есть же и такие служители закона, для которых основными нарушителями являются водители. И как же с ними обстоят дела? Тут все зависит от настроения и характера легионера. Некоторые, те, что с чувством юмора, легионеры говорили, что это как на шоу-викторинах, в котором несколько вариантов ответа. Только здесь они не об истории человечества, а скорее жизни человека. Вот их приблизительные формулировки: «Вот же, че ему надо? Я ж прилежный водила. Ладно, остановлюсь, а там посмотрим»; «—«— каким бы я водилой не был, я легионер. А с несогласными у нас разговор короткий — пуля»; «—«— Если что-то серьезное — по газам. Если я в розыске — пристрелю. Если просто проверка — буду сдержанным». Почему именно так? Это не ко мне. Но нас же, читатель, интересует только один легионер — Кербин Саракс. И как же он ведёт себя в подобных ситуациях? 
    Этот случай произошёл в начале второго курса. Была солнечная погода и Кербин с друзьями ехали с пар на тусовку. За рулем, понятное дело, был Сенлуин. Рядом с ним безуумолку болтала рыжая девушка. Сзади сидели ещё трое одногруппников, что были уже навеселе. И тут, всеми уважаемый инспектор просит остановиться. Вопрос: как быть? Как выкручиваться из ситуации? Кербин с преспокойным выражением лица останавливается, снимает пистолет с предохранителя, достаёт документы. Тем временем в машине наступает полная тишина, а инспектор подходит к окну, спрашивает документы. Кербин так же спокойно выполняет его просьбу, но, когда инспектор начинает проверку лицо парня принимает вопросительный вид. Он осматривается на сколько это возможно, кладёт руку на пистолет. Он готов выпустить пулю в представителя закона, если это потребуется. Ситуация накаляется, когда напарник инспектора просит паспорта друзей. Кербин достаёт пистолет, направляет его на инспектора и захватает на долю секунды его разум. Через минуту они возвращают документы и отходят в сторону. 
   Все это было написано со слов моей бабушки и, к сожалению, она тогда ещё не овладела телепатией так что, что конкретно сказал тот инспектор неизвестно. Но и без этого ясно, что мой дед относился к служителям закона, как к предметам, которые выполняют какую-то функцию, но если их не будет, то ничего не изменится. 

 



Борис Смирнов

Отредактировано: 13.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться