Серый кардинал

Размер шрифта: - +

Цикл глав Хранитель. Замок Хранителей.

    Пришёл четвёртый курс. Чем счастливее становилась Алевтина, тем мрачнее становился Сенлуин. Нет, он менялся не из-за веселого характера жены, а из-за ответственности лёгшей на его плечи. Каждый день в новостях трубили о беспорядках во Франции и на ее границах и это его огорчало все больше. Он знал, что без них никак не обойтись и поэтому взятие территорий под контроль ордена Сенлуин поручил Гуино и Райгнару. Когда-то он дал клятву, что возродит имя Саракса любым способом, но вспомнив тело матери Аданиэль, задетой его заклинанием, решил действовать из тени с минимальными жертвами. Но сейчас, почти каждый день Сенлуин получал отчёты лейтенантов и майоров мобильных групп с числом жертв с разных сторон. Несмотря на приказ действовать не убивая, были и жертвы от выстрелов и от других видов оружия. В стране, которой ему предстояло управлять лилась кровь, которой Сенлуин желал избежать, но не мог… 

 *** 

    — Чего такой мрачный? — однажды спросила Алевтина. 

    — Много дел по службе. Я просто устал — выговорил Сенлуин. 

    — Когда ты уставший, ты и слова сказать не можешь! Так что случилось? 

    — Гражданская война во Франции. 

    — Я знаю. Там твориться что-то непонятное. 

    — Знаешь из-за кого все это? 

    — Нет. 

    — Из-за меня. Вернее, из-за того, кем я стал. — он опустился на диван. 

    — Что плохого в том, что ты теперь Хранитель? — удивилась девушка. 

    — Дело в том, что звание Хранителя тянет за собой создание триады легионеров. А она в свою очередь влечёт борьбу между гражданскими и орденом. 

    — Так вот значит, как все устроено. Орден захватывает власть силой и устанавливает свои порядки. 

    — Не всегда. Иногда удаётся договориться. С Францией же все по-другому. Одна часть местных властей поддерживает меня и орден, другая — нет. Если коротко, то одни поняли, что не одержи орден победу в Италии, Франция могла быть следующей. 

    — В чем связь? 

    — Тут все просто. Когда орден в результате успешно проведённой операции захватил секретные данные, он поделился этими данными со многими странами. В частности, с теми, которые когда-то входили в состав ордена Легионеров. 

    — Франция входила в состав ордена? 

    — Ага. До времён столетней войны. Потом орден несколько раз пытался вернуть контроль, но ничего не выходило, и легионеры оставили это занятие. А теперь все встаёт на свои места. Но какой ценой…. 

  

*** 

    Шло время. С каждым днём восстановление замка Хранителей близилось к завершению, а легионеры захватывали все большие территории Франции и Лотарингии. По крайней мере раз в месяц Сенлуин получал сканы договоров о перемирии с подписями своих людей. На одном из них он узнал подпись Гуино, на другом Катарины, на третьем Райханка, среди них даже засветилась Элеонора. 

И в один из холодных мартовских дней к ним приехал Маркус. Он лично прибыл на квартиру к Сенлуину и Алевтины, чтобы передать слова Гуино. 

   — Под нашим контролем более шестидесяти процентов земель Франции и Лотарингии. По расчетам архитекторов, замок будет готов через три-четыре месяца. За это время мы планируем достичь семидесяти пяти процентов — доложил Маркус. 

   — Что ж. Это отличные новости — констатировал Сенлуин. 

   — Да. Это хорошие новости, но чем дольше ты отсиживаешься здесь, тем меньше к тебе доверия. — заместитель Ганса был серьёзен. 

   — Ты прав Марк, но… — парень опустил глаза. 

   — Учеба? Или она тебя не отпускает? 

   — Учеба. — неуверенно ответил Сенлуин. 

   — Оставь это Руфусу. Сейчас тебе нужно начинать думать о будущем ордена Легионеров. 

   — Не думай обо мне. Стоит опустить руки и все развалиться. — вставила своё слово Алевтина. 

    — Как я могу не думать о тебе. Я должен позаботиться о благополучии ордена и семьи, но как? 

    — Для этого и существуют телохранители с друзьями — за спиной Маркуса возникли Анджела с Мэриан. 

    — Вы что? Телепортнулись сюда? — спросила Алевтина. 

    — Угу. — кивнули они. Сенлуин оглядел их с ног до головы. Взгляд его ученицы изменился, в нем не было неуверенности и страха, битва явно изменила ее. Левая рука Анджелы была в чёрной перчатке, а лицо навсегда исказила боль. Во время битвы она чудом не лишилась руки и части внутренних органов. 

   — Хорошо. Передай Гуино, что я скоро буду! 

   — Ничего другого я от тебя и не ожидал Кербин. Когда нужно, ты горы свернёшь, но добьёшься наилучшего результата. — улыбнулся Маркус. 

     Через месяц Сенлуин лично участвовал в переговорах с политиками во Франции и решал судьбу ордена в этой стране. В результате к середине мая под контролем легионеров было около восьмидесяти процентов территории, а в замке строители заканчивали внутреннюю отделку. 



Борис Смирнов

Отредактировано: 13.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться