Серый. Начало.

Размер шрифта: - +

Глава 29

Глава 29

10 июля 2094, день пятницы. Пригород Минска.

Тело всё ныло, руки чуть подрагивали. Свет едва проникал под чугунную ванну, под которой я лежал. А лежали мы не на ровной поверхности, кругом битый кирпич, поэтому и щели снизу светились. Блин, этот переросток морф придавил своей тушей и не сходит. Правда, периодически двигается и соответственно чуть сдвигает в этот момент моё убежище – как раз, самый неприятный и опасный момент. Пока он не знает и не догадывается, где нахожусь я в относительной безопасности. Не дай Бог, издать из-под ванны хоть какой-то звук, вот тогда и наступит мне конец, как Арапу.

Сигналы от команды уже часов пять не слышал. В принципе, всё верно: группа не может рисковать из-за одного бойца, а тяжелая обязанность командира – отдать приказ на отход, когда нет возможности вытащить бойца из-под морфа, да и жив ли этот боец не известно вовсе. Кончину Арапа они-то видели, а вот мою – нет, а заодно не видели, как я очутился под ванной, но точно знали, что я не смог подняться на третий этаж. А, второй-то, ведь, завален сплошь, вот и получается: в единственное безопасное место я не смог выбраться, а там, где нахожусь один на один с тварью, я справиться не смог бы, но и труп мой не видели. Поэтому очевидно решение: выждать, подать звуковой сигнал, имитируя одну из птичек, заодно указывающую на присутствие группы и требующую подтверждения, что сам боец выжил. А раз я сигналы не подаю, значит, не могу, и вывод для командира однозначен: боец – труп. Четыре раза из команды подавали сигнал присутствия, четыре часа меня ждали, четыре часа, а я так и не смог подать любую весточку.

Довольно сложно определить, сколько времени я тут лежу. Но по моим ощущениям, примерно часов двенадцать. Июльское солнце уже припекает, хоть, чугунная ванна под весом морфа не нагревается, но, все равно, было душно. Я уже перебрал кучу бредовых вариантов, и не один не давал гарантии успеха. Мне оставалось только ждать. Эта тварь-переросток должна сама уйти, а у меня должна быть хоть какая-то фора. Только тогда есть шанс взобраться на этаж выше и там укрыться. Очень не хотелось ждать ночи. Вода-то на исходе, чуть больше половины литра во фляге.

Через некоторое время опять почувствовал шевеление сверху. Тут либо гигантская тварь устала сидеть на одном месте и решила, надеюсь, в этот раз уйти с моей лежанки, или просто у этой твари кое-что затекло! И каждый раз я надеюсь, что это первый вариант. Чуть согнул локти и сантиметра на три приподнялся на руках, в любой момент надо быть готовым. Если мое укрытие чуть сместится, то и мне также предстоит быть начеку и двигаться вместе с ванной. Лишь бы шума не издать.

Сверху послышался глухой, недовольный гортанный звук, и ванна сместилась сантиметров на шесть в сторону стены. Заодно и я тут же перенес свое тело и аккуратно лег на пол, боясь пошевелить находящиеся подо мной крошки кирпича. В этот момент я отчетливо осознал, что развитие ситуации пошло по долгожданному первому сценарию, и альфа-морф решил покинуть своё место засады. Надеюсь, куда подальше сквозанёт. Ну, а я весь превратился в слух, пытался ловить каждый шорох, дабы определить, насколько далеко морф решил отойти от укрытия моего.

Если прикинуть рост около четырех метров, то вес такой махины должен быть под три с половиной центнера, может, чуть больше, поэтому уж совсем тихо эта громадина ходить не сможет. Мелкие камешки под лапой и битый кирпич с крошкой создавали свой неповторимый отдаляющийся звук. Еще минут через семь я все еще сидел под ванной и прислушивался. Но морфа я так больше и не услышал. Птички и остальная мелкая живность все так же пищали. А вот самих морфов, как и их гигантских собратьев, я уже не улавливал. Обольщаться всё же не стоило: они могли сидеть неподалеку в частном секторе. Или крутиться чуть дальше, загнали они нас, все же, сюда. Потому рисковать и метнуться через двор в частный сектор не стоит, вот там уж точно альфа-морфы меня уделают. Значит, опять наверх, на третий этаж, а уж там думать дальше.

Уйдя в «сумрак», толчком спины резко скинул с себя ванну и прыгнул на уступ, ведущий наверх, заодно и услышал, как ванна грохнулась об часть выступа стены и полетела с шумом и выбитыми кирпичами вниз. Где-то в метрах семидесяти со спины раздался грозный рык твари – вот он. Не далеко ушел! Но мозг, получив команду взобраться по обломкам стены на спасительный этаж, лишь краем осознал опасность и дал команду конечностям чуть подтянуться, закрепиться и толчком отправить тело выше, спускаться же было легче. Желание повернуть голову в сторону морфа я заранее убил на корню, мне оставалось еще метра полтора.

И еще один выступ, и я уже вижу спасительные стены третьего этажа, но и инстинкт не дремлет. Шорох, рык альфа-морфа, и периферийное зрение сделало своё дело, мозг оперативно на подсознательном уровне обработал ситуацию, а тело уже прыгнуло максимально далеко; переворот, и ноги уже отталкиваются от боковой стены, а руки пружинят, отправляя меня еще дальше со сменой направления вектора прыжка. И тут же большой булыжник, брошенный гигантской тварью, врезается в стену, где я в первый раз приземлился, обдав меня небольшими кирпичными осколками и злобным рыком.

Ушёл в перекат вбок, к спасительному выступу за противоположную стену. И вновь весь превратился в слух. Альфа-особь подошла опять ко второму этажу и, похоже, там же замерла… Ну, жди! Явно я сейчас спускаться не буду и не уверен, что вообще тут и буду ретироваться.

Ещё минут пять я сидел и играл в молчанку. Смысла звать на помощь не было, да и некого. Медведь с группой уже давно слиняли, так что мой птичий отзыв они не услышат и не придут. Скорее всего, я для них уже труп. Это я понял уже давно, вот почему гигант тут один; понял, где второй и почему я не слышал мелких. Ну, да, по сравнению с гигантами, остальные морфы мелкие.



Мазурев Сергей

Отредактировано: 03.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться