Серый. Начало.

Размер шрифта: - +

Глава 22

Глава 22

 

30 мая 2094 года, воскресенье. Рассвет в Ольховке.

К утру ни мы, ни зеленокожие твари выспаться не смогли. Всю ночь мы с парнями выносили, щёлкали болтами троллей по одному. Не сказать, что сильно устали, но и отдохнувшими себя не чувствовали. После ночи к первым девяти упокоенным добавилось ещё двенадцать безвозвратных потерь противника и, как минимум, четверо тяжелораненых. По нашим подсчетам к Ольховке должно выйти не более двадцати восьми особей. Плюс к дополнительному урону мутоформов волчьи ямы. Надеюсь, там тоже парочка зеленых останется навсегда. Ну, а нам с парнями пора прощаться. Мне – идти знакомиться с зелёными, почти уверен – будут рады мне, потом часа два забега по лесу. Бежать, всё же, не идти, гораздо быстрее доберемся до Ольховки, как раз парни должны войти в деревню, а тут и я с преследователями должен подоспеть.

Остаётся надеяться, что тролли такие тупые, как мне и говорили, иначе будет очень печально. Подготовлено, ведь, всего лишь одно место встречи или рандеву, шанс выжить в противостоянии троллям – если только они нападут в строго определенном месте. И тролли должны подойти именно туда, где их и будет встречать целая делегация и, надеюсь, не менее смертельные «овации» из града арбалетных болтов.

Попрощавшись тепло, каждый побрел по своим делам. Арап с Русаком – в сторону Ольховки, мне выпала доля направить свои стопы к так называемым зеленым. Скоро мне начинать запланированное действо.

Арбалет и смертельный кусочек дерева с железным наконечником готовы, осталось лишь выбрать цель, и предположительной целью в этот раз станет вожак жабьемордых. Улыбнувшись своим мыслям, я понял, что мне совершенно не страшно – да, мандраж присутствует и периодически по спине пробегают мурашки, но, похоже, мне это даже нравится. Инструктор, правда, предупреждал о вреде зависимости от адреналина. Специалист просто обязан рассчитывать степень риска при столкновениях с тварями, минимизировать вероятность совершения ошибки, а значит и расставание с жизнью. Лезть на рожон – вариант для борзых, но не для серого...

На лице улыбка, в мыслях – легкая грусть и усталость. Левая рука легла на рукоять японского меча, в правой руке – один единственный арбалетный болт, ну, а сам арбалет, естественно, за спиной. Правда, мне придётся его бросить после того, как воспользуюсь этим единственным выстрелом. Но, ведь, еще останутся парочка метательных ножей, сюрикены, да и нож имеется на всякий случай. Не стоит со счетов сбрасывать и мои способности, что были явлены после выхода из «кокона».

Рассвет

Урк был зол, нет, не так – Урк был в ярости! И чем больше его переполняли ярость и злоба за все их ночные приключения, тем сильнее его сородичи становились неконтролируемыми. Да и слов таких он почти не знал, а, ведь, людишки их боялись. Всегда. А тут устроили целое побоище. Нет, чтобы напасть, как подобает, лицом в лицо, сила на силу, ан нет, исподтишка арбалетными болтами били, засады и ловушки устраивали, чего стоит натянутая проволока между деревьями, а колья и гвозди в земле. Беспредел!

Первыми погибли Кра с Гуном – любили пожрать ночью, вот и нарвались на арбалетные болты. Сначала Гун с арбалетным болтом в голове, а затем Кра, бросившийся на врага и получивший смертельное ранение в горло. Потом еще семеро сородичей сгинули, один из сородичей так вообще нарвался горлом на тонкую проволоку, натянутую между деревьями. Раны так и не смогли затянуться, шея была почти перерублена наполовину. В эту ночь многие погибли от арбалетных болтов, но враг так и не вышел навстречу в открытую. Это злило, бесило и вызывало ЯРОСТЬ! Но Урк был умным.

Урк отлично понимал, что если сейчас вернуться в стойбище, старейшины, скорее всего, его накажут, а потому как потерял он не менее трёх рук сородичей, то и ему придётся уйти вслед за павшими. Но, ведь, оставалось еще…

И тут Урк задумался. Считать Урк умел хорошо, сородичей считал по пальцам рук, получается… Рука рук и ещё чуть-чуть, пару пальцев. Урк пару раз сжал пальцы, пересчитывая своих родичей, точно... если взять каждый палец за руку, то получается – рука рук и еще пара пальцев. Да, Урк умный! Еще раз рыкнув, Урк решил заняться сородичами. Он посмотрел на тот бардак, что учиняют сородичи, и решил проявить инициативу. Урка не только умный, но еще и сильный, поэтому его и поставили во главе этой охоты. Единственное, что Урка смущало, так это человек, пришедший в стойбище. Человек сумел не только договориться со старейшинами, но и убить троих сородичей, да и не боялся он их. Мало того, так еще он сумел привлечь пару семей морфов. Поэтому и охотников столько много, раньше достаточно было руки или максимум двух рук охотников.

Урк думал-думал… Много охотников погибло, но много и осталось, и теперь Урк понимал смысл большого набега. И тут до Урка дошел тот гвалт, что создали его сородичи, Урк вспомнил, что он – ГЛАВНЫЙ! Урк решил, что уже пора выйти к селению людей, выйти на охоту.

Быстро подняв с травы свой щит и повесив его за спину, Урк, недолго думая, резко развернувшись, зарядил своей дубиной, оббитой железом, по первому попавшемуся сородичу. Пора наводить тишину и порядок на становище. И Урка не волновало, что у сородича от удара булавы по ребрам одно из ребер пробило лёгкое, и то, что идти он не сможет, а будет лежать и выхаркивать кровь, пока не сдохнет. Зооморфы, прозванные людьми троллями, уважали только силу и умных старейшин.



Мазурев Сергей

Отредактировано: 03.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться