Серый пилигрим

Размер шрифта: - +

Часть 4: Распутье. Глава 7

- Где-то там, в углу, - оглядевшись, ткнул пальцем Барт.

- Точно? – Марко недоверчиво оглядел огромные, покрытые толстым слоем пыли, винные бочки. Бочки выстроились вдоль стены ровным штабелем, нижний ряд укреплен в специальных стойках, на днищах мелом отмечены какие-то даты. Похоже, что их годами не двигают.

- Говорю вам – это какое-то безумие! - нервно теребя замызганный фартук, причитал трактирщик. – А этого сопляка я вообще впервые вижу!

Барт, вооружившись лампой, сам внимательно обследовал весь закоулок, чуть ли не обнюхивая каждую бочку. Он точно помнил, что выход из тайного лаза был здесь, прямо напротив лестницы, ведущей наверх, к кухне. А вот здесь в тот раз стояли трактирщик и этот прохиндей Вирго…

Чихнув от попавшей в нос пыли, Барт развернулся к замершим в ожидании бандитам, которых набился полный подвал. Встретившись взглядом с Марко, растерянно пожал плечами.

- Ты уверен, что ничего не перепутал, Бартоломью? – подал голос из дальнего угла Серый, в своём балахоне почти незаметный в полутьме.

- Да конечно! – возмутился Барт. – Что ж я, по-вашему, совсем не в себе?

- А по-моему, так и есть! – с готовностью откликнулся хозяин «Золотого гуся» и снова взмолился: – Не слушайте его, добрые люди!

- Да ты, я смотрю, ослеп, старик, - хохотнул Марко. – Вовсе мы не добрые люди.

Коротко, без замаха, он двинул трактирщику локтем в лицо, да так, что бедняга завалился назад. Пару молодчиков быстро подхватили старика под руки, и не давая толком утереться от хлынувшей из разбитого носа крови, подняли на ноги. Марко был уже тут как тут, и ударил снова – тыльной стороной ладони в тяжелой, с железными бляхами, перчатке без пальцев. Трактирщик глухо хрюкнул и обмяк. Упал бы, если б не поддерживающие его головорезы.

- Я тя даже спрашивать ничего не буду, - будничным тоном произнес бандит, не спеша вытягивая из ножен корд с глубоким, почти сквозным кровостоком посередине клинка. – Сам всё расскажешь, правда?

Старик, видя приблизившееся к самому его лицу острие, мелко затрясся.

- Не губите, добрые люди, - едва слышно прошептал он. – Меня ж вместе с вами в повстанцы запишут… А это же всё, хуже некуда!

- Я покажу, куда хуже, - пообещал Марко, приподнимая ему клинком подбородок. Лезвие заскребло по седой щетине на шее, заставляя трактирщика задирать голову всё выше, а потом привстать на цыпочки.

- Там… рычаг… слева… за нижней бочкой, - сдавленно прохрипел он.

Марко, ничего не ответив, убрал корд в ножны и дал знак одному из головорезов – тому, что с наголо обритой головой, на которой чётко выделяются несколько застарелых шрамов.

- Росс, глянь-ка…

Бритый пошарил за бочкой, что-то скрежетнуло, и часть штабеля выдвинулась чуть вперед, а потом плавно разошлась в стороны. Маскировка была сделана мастерски – бутафорскими были только три бочки, остальные, похоже, использовались по назначению. Бандит, осторожно приоткрыв узкую деревянную дверь, ведущую в тайный проход, оглянулся на Марко.

- Я проверю, чего там…

Марко кивнул.

- Ну, что, парень, похоже, твой план может сработать, - одобрительно похлопав Барта по плечу, проговорил бородач. – Давай, дуй наверх. Теперь многое от тебя зависит. Господин Леонард?

- Я останусь с вами, - отозвался маг из своего угла. – Думаю, моя помощь пригодится в засаде.

Барт, вздохнув, направился к лестнице, стараясь не смотреть на распластавшегося на полу трактирщика. Тот, не переставая, подвывал, кровь на разбитом лице блестела в свете фонарей.

Хотелось не просто выйти, а бежать, куда глаза глядят. Боги, зачем он всё-таки остался с магом?!

На улицу юноша направился не через чёрный ход, а прямо через обеденный зал – благо народу сюда к вечеру набилось порядочно, и его появления никто не заметил. Разве что сидящий у самой стойки верзила в темном балахоне чуть повернул голову. Барт на ходу покосился на него и обмер, разглядев хвост ярко-красных волос.

Проклятье! С этими треволнениями жуткий незнакомец с чёрным мечом, которого он увидел на крыше «Золотого гуся», совсем вылетел у него из головы. Барт даже замедлил шаг, всерьез подумывая, не вернуться ли, чтобы предупредить Серого. Но проходить через весь зал обратно к подсобкам, да еще не виду у этого типа… Нет уж, придется повременить. Тем более, что сейчас есть дела поважнее.

Толкнув тяжелую створку, Барт вышел на крыльцо. Вечерело, многие уже зажгли фонари и факелы, потому что темнеть начинало стремительно. Особенно много огня было рядом с самой таверной – там, где расположились имперцы. Досмотр товаров продолжался – на столах были разложены отрезы кожи и тюки разноцветной ткани, рядом с главным коллектором тёрся уже знакомый Барту толстяк – тот самый, у которого он купил большую часть одежды.

Боги, ну почему именно он?

Барт, скрепя сердце, направился к столам,  проталкиваясь через толпу. Возле имперцев по-прежнему сгрудились едва ли не все караванщики, будто ожидая чего-то. Барт коснулся, наконец, деревянных козел, которыми была огорожена зона досмотра, и побрел вдоль них к проходу. Он не знал, как выглядит нужный ему человек, так что просто не спеша шёл и ждал.

- О, рад тебя видеть, малыш! – громогласно возвестил Великолепный Вирго, продираясь навстречу с какой-то бумагой в руке.

Барт натянуто улыбнулся, уворачиваясь от объятий.

- Как там моя труба? – с ходу осведомился старьёвщик. – Пригодилась?

- Да, да, - пробормотал Барт, ощупывая карманы. Проклятье! Он же отдал её Серому. Что за невезуха!

- Только вот я её… это… потерял, - наконец, буркнул он.

- Ах, какая незадача, - поцокал языком Вирго. – Отличная же вещь, не меньше трехсот лир стоила…



Владимир Василенко

Отредактировано: 28.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться