Серый пилигрим

Размер шрифта: - +

Часть 4: Распутье. Глава 8

Повозка катилась неспешно, но можно было благодарить богов уже за то, что та кляча, что её тащит, вообще справляется со своим делом. Мага разместили под пологом, соорудив ему вполне сносную лежанку из всякого тряпья, которого у старьёвщика оказалось навалом. Барт устроился рядом. Зажгли фонарь, подвесили его на одной из дуг, придерживающих полог. От тряски он изрядно раскачивался, но светил исправно. В целом получилось даже уютно, если не считать затхлого запаха и постоянного ожидания погони.

Осмотрели рану Серого. Наложенные накануне швы разошлись напрочь, рана снова зияла свежим мясом и сильно кровоточила. О том, чтобы шить снова, тем более на ходу, не могло быть и речи. Барт помог магу потуже перебинтовать бок и отыскал очередной пузырёк со скумой. Серый  выпил зелье и погрузился в вялую полудрему. Глаза его были открыты – Барт видел пляшущие в них отблески фонаря – но казались пустыми.

- Этот твой… Вирго… Думаешь, ему можно доверять? - прохрипел маг, когда они тронулись в путь, отпустив восвояси имперскую лошадь, с которой старьёвщик, конечно, не поленился снять всю сбрую.

Барт фыркнул.

- Вирго? Этот прохиндей втюхал мне бабские сапоги за триста лир! Вот и судите сами – можно ли ему доверять…

Серый криво усмехнулся, и эта усмешка надолго застыла на его лице.

Барту на глаза попалась лютня, которую он едва не купил недавно. Выудив инструмент из завалов того хлама, что Вирго называл товарами, он устроился поудобнее и начал настраивать инструмент. Пальцы, истосковавшиеся по струнам, порхали над ними плавно, едва касаясь, так что снаружи звуки были едва слышны.

Мелодия соткалась сама собой. Печальная, чуть тревожная, с рвущимся, как у останавливающегося сердца, ритмом. На душе у Барта было погано. Страх прошёл, осталось только ощущение чего-то мерзкого. Он то и дело косился на Серого, уставившегося остекленевшим взором вверх, на качающийся над головой фонарь.

- Как рана? – кашлянув, спросил он, не прекращая игры.

- Ты сам не видел? – огрызнулся маг. – Слава богам, хоть боль не так чувствуется. Скума делает своё дело.

- Думаете, дотянем до города? Вы ведь сказали, что нужно будет сделать крюк, чтобы въехать с восточных ворот, а не с южных…

- А какой у нас выбор? Возвращаться некуда.

- Кто этот темнокожий? – не выдержал Барт. – Вы видели его меч?

- Да. Это меч Сандро. А таец – судя по всему, пёс Красной руки. Я уже слышал о нём. Убийца по прозвищу Коготь…

Маг сморщился, как от боли, прикрывая ладонью глаза.

- Карл… Он был мне, как брат…

- Ну, что ж вы его хороните раньше времени, - неуверенно пробормотал Барт. – Может, он…

- Не может! – отрезал пилигрим. – Если хоть половина из того, что болтают о Когте – правда, то Карл наверняка уже мёртв.

- Да и не только он, - насупившись, буркнул Барт. – Там, наверное, ступить некуда от трупов. И заварили эту кашу вы!

Серый искоса зыркнул на юношу, но тот продолжил.

- И чего ради вы всё это затеяли? Еще и головореза этого бородатого притянули. Ну, он-то на деньги сборщиков позарился. А вам это зачем?

- Ты меня что, упрекать вздумал, сопляк? – разозлился маг. - Тебя никто не заставлял участвовать в этом. Я тебя, кстати, и сейчас не держу – можешь проваливать!

- Да что вы? – ехидно переспросил Барт. Страх перед Серым постепенно улетучился, жалость – тоже, и сейчас он чувствовал только нарастающее раздражение. – Между прочим, это фургон моего знакомого, и я его нашёл! Что, думаете, легко уговорить торговца взять к себе в попутчики полудохлого мага, накачанного скумой? Если что-то не нравится – сами проваливайте!

Серый приподнялся на локтях, ноздри его раздувались от гнева.

- Ну, давайте, испепелите меня, - фыркнул Барт. – Уж что-то, а убивать невинных людей вы горазды.

Маг бессильно откинулся назад.

- Кого это ты называешь невинным? Имперских солдат?

- Да хоть бы их, - пожал плечами юноша. – Они всего лишь солдаты, выполняют, что прикажут. Хотя, конечно, попадаются среди них…

Он ощупал заплывший глаз. Открывать его он уже мог, но болело всё вокруг страшно. А уж как выглядело со стороны – он боялся и представить.

- А торговцы? Ведь там на каждого солдата – наверняка по двое караванщиков пришлось! Если бы не наша засада – вообще неизвестно, кто бы взял верх.

- Вот именно.

- Да что вот именно! – чуть не вскочил на ноги Барт, но качнувшаяся на ухабе повозка опрокинула его обратно. – Ведь вы же сами всё это и устроили! Люди Марко подбросили скуму!

- В этот раз – да. Но уже были случаи, когда это делали сами имперцы, чтобы конфисковать весь товар, а торговца либо повесить, либо содрать огромный выкуп. Казна Валора трещит по швам. Он стремится пополнять её любыми средствами.

- Но…

- Послушай меня, Бартоломью! - с нажимом перебил его маг. – Да, жаль погибших. Но есть вещи, которые важнее всего остального. Порой важнее, чем чьи-то жизни. Чем твоя жизнь, чем моя…

- Значит, если понадобится, вы и меня в расход пустите ради своих великих целей? – съязвил Барт. И вдруг замер, пораженный внезапной догадкой.

- Погодите-ка… А ведь это вы настояли на том, чтобы именно я пошёл доложить Эстерано о скуме. Вы наверняка догадывались, что меня не отпустят просто так…

- Да о чем ты болтаешь, Бартоломью! Наоборот, задание было самое безопасное – передать послание и смыться подальше, пока не началась заваруха…

- Ну да, конечно…

- Да послушай ты! – разгорячившись, маг снова приподнялся на лежанке, но снова рухнул обратно. Зашипел от боли, и на некоторое время затих.



Владимир Василенко

Отредактировано: 28.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться