Серый пилигрим

Размер шрифта: - +

Часть 5: Леонард. Глава 1

Это утро было из тех, в которые просыпаться так приятно, хотя и так нелегко. Леонард, с трудом разлепив веки, потянулся и потихоньку высвободил занемевшую руку из-под белокурой девичьей головки, что покоилась у него на плече. Девица, не просыпаясь, трогательно почмокала губками и перевернулась на другой бок, подтягивая обширное атласное одеяло повыше.

Необъятное ложе в фешенебельном номере «Благословения Кибии» - самого дорогого отеля Дрезенборга – было обильно усыпано лепестками роз. Их аромат перебивался кисловатым запахом пролитого на пол вина и порезанных фруктов, когда-то выложенных на огромном подносе в живописную композицию, а теперь в таком же живописном беспорядке валяющихся по всей комнате.

Леонард поморщился от солнечного луча, пробившегося в щель между тяжелыми шторами, казалось, с единственной целью – устремиться молодому повесе прямо в глаз. На ощупь нашарил рядом с кроватью початую бутылку вина. Понюхав содержимое, сморщился еще сильнее. Как он вчера мог это пить? Тем более в таких количествах...

Блондинка рядом с ним зашевелилась, потерлась о него упругим бедром, и настроение тут же улучшилось. Леонард снова привлек её к себе, зарылся лицом в невесомое облако её растрепанных волос и с наслаждением втянул нежный цветочный запах её духов. Потянуло в сон, но с дрёмой тут же начало соперничать другое желание, растекающееся по телу приятной истомой. Рука Леонарда скользнула под одеяло, он самыми кончиками пальцев прошелся по спине девушки. Кожа её гладкостью могла соперничать с атласом простыней, но в отличие от прохладной скользкой ткани, была тёплой, почти горячей. От щекотки красавица смешно поежилась и, хихикнув, нырнула под одеяло с головой. Леонард, нетерпеливо поёрзав, приготовился отправиться за ней.

И именно в этот момент их очень грубо прервали.

Бабах!! Двери в комнату будто вышибло снаружи пушечным ядром. Внутрь ввалилось двое растрепанных молодчиков – один приземистый и пузатый, как бочонок, с вислыми моржовыми усами и обширной лысиной, второй – еще совсем сопляк со смешно торчащими из-под нарядного берета ушами. Оба – в вычурных, расшитых золотыми нитями дублетах и зауженных к низу штанах в тонкую полоску. Следом за ними, на ходу вырывая шпагу из ножен, залетел тип в блестящей выпуклой кирасе поверх дорожной одежды.

- Вот он где! – взревел он, поправляя съехавший на ухо берет с длинным ярко раскрашенным пером. - Я сейчас разорву этого негодяя на куски!

Острие его шпаги недвусмысленно указывало прямо на Леонарда, так что в том, на кого именно направлен гнев незнакомца, не осталось никаких сомнений.

Молодой Кроу выскользнул из-под атласного одеяла и, ловко перепрыгнув через валяющийся кверху ножками стул, метнулся к своему мечу, лежащему на комоде, среди небрежно разбросанных деталей женского туалета. Не успела троица незваных гостей и шевельнутся, как он уже встал между ними и кроватью в боевой стойке, высоко подняв клинок и направив его острие в грудь толстопузому, что имел неосторожность выдвинуться чуть дальше остальных. Несмотря на возраст, Леонард успел прослыть отличным фехтовальщиком, и сейчас смотрелся вполне грозно, хотя из одежды на нем была только легкая рубаха, к тому же настолько короткая, что едва прикрывала стратегически важные места.

- Извольте представиться и объясниться, господа! – вскинув подбородок, потребовал он. – Иначе я сочту вас обычными грабителями, и расправлюсь так, как подобает благородному дону расправляться с негодяями!

- Этот щенок еще имеет наглость тявкать на меня! - усы у типа в кирасе встопорщились так, что стали похожи на изрядно потрепанную обувную щётку.

- Успокойтесь, успокойтесь, барон! - умоляюще пролепетал толстяк, хватая его за локоть. – Помните – нам не нужен скандал!

- Отцепись, Тулио! – рявкнул тот, вырывая руку. – Плевать мне на его титулы и на его папашу! Я его по стенке размажу! Защищайся, щенок!

Усатый сделал выпад, Леонард парировал. В замкнутом пространстве комнаты звон скрестившихся клинков показался оглушительным.

- Умоляю вас, барон! – едва на колени не падая, воскликнул толстяк. – Густав, да скажите же ему!

- Да кто вы такие, разрази вас Хорм?! – не выдержал Леонард.

- Я?! Я барон Эрнандо Карлендорф! – вытянув шею, процедил тип в кирасе. – Теперь понял, щенок?

- Вообще-то не очень, - честно признался Леонард, чем поверг  барона в ещё большую ярость. Тот побагровел так, что, казалось, его вот-вот хватит удар.

- Ах ты… - до Леонардо вполне явственно донесся скрежет его зубов. – Может, и имя Бернарда Карлендорф тебе ни о чем не говорит?

- Да с чего бы? – искренне удивился Леонард.

- Да с того, что это моя жена! А мои люди… - барон мотнул головой в сторону толстяка и ушастого юноши. – Видели, как ты, негодяй, завлёк её сюда. Бернарда!

Под одеялом наметилось какое-то шевеление, но наружу никто не показался.

- Да нет здесь никакой вашей жены! – возмутился Леонард. – Если вы думаете, что можете так вот запросто ворваться в апартаменты дворянина…

- Да я что, слепой, по-твоему?! - перебил его барон, указывая на кровать. – Я же вижу, что она там! Бернарда!

Он выпятил челюсть, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу. Из-под одеяла так никто и не вылез.

- Прошу вас удалиться, господа, - осмелев, потребовал Леонард. – Будем считать это недоразумением. Весьма неприятным, надо сказать, но я вас великодушно извиню, если вы, конечно, соблаговолите принести свои извинения…

- Да что ты несёшь, молокосос?! – взревел барон. – Ты обесчестил мою жену, опозорил меня, а теперь еще и требуешь извинений?! Защищайся!

Он снова бросился в атаку, и Леонард с трудом парировал его молниеносные выпады. Его меч был куда тяжелее шпаги барона, коей тот, судя по всему, владел неплохо, используя все преимущества скорости и колющих ударов.



Владимир Василенко

Отредактировано: 28.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться