Серый волк, белый конь

Размер шрифта: - +

8. Тарелочка с голубой каемочкой

 

Лада вывалилась из пещеры и без сил упала на черную выжженную траву. Волк скатился с ее спины, превратился в мужчину. Голова Змея высунулась следом и несколько разочарованно выдохнула:

– Донесссла.

Горыныч зевнул и исчез, оставив облачко дыма. А Волк поднял Ладу на руки и понес подальше от логова дракона. Лада прижалась к широкой мужской груди, из-под ресниц поглядывая на оборотня. Красавцем его сейчас назвать язык не поворачивался: изможденный вид, синяки, щетина. Но было в нем что-то дико притягательное: яркие глаза, нос с легкой горбинкой и хищными ноздрями, сильные руки. От его тела шел жар, и Лада поерзала в чересчур интимных объятиях.

Волк нахмурил густые брови, перехватил Ладу поудобнее, так что девушка едва не уткнулась носом ему в шею.

– Только не говори снова про псину, – попросил он, скосив на Ладу глаза. В сумерках они казались оранжевыми, как мандарины.

– Не буду.

Волк улыбнулся, и Лада заметила, что на месте недостающего зуба пробился белый клык.

– Обалдеть! – восхитилась она. – У тебя новый зуб растет.

– У оборотней отличная регенерация, – пояснил Волк.

– Слушай, вот сейчас мне тоже захотелось стать оборотнем. Это ж можно забыть про стоматологов!

– Даже переломы за пару дней срастаются, – похвастался мужчина. – И вообще я быстро восстанавливаюсь.

При этих словах он вдруг смутился, и Ладе оставалось только гадать, какой смысл он вложил в последнюю фразу. Волк опустил девушку на траву, гибко потянулся.

– Переночуем здесь.

Он готовил лежанки, разводил костер, а Лада лежала под деревом и лениво за ним наблюдала. После ее подвига, когда она тащила на себе Волка через длинные Змеевы пещеры, во всем теле была слабость, плечи болели от царапин, которые оставил оборотень, цепляясь за ее спину, а ноги дрожали, как после тренировки. Девушка посмотрела в небо. Одна за другой зажигались звезды: крупные, яркие, словно драгоценные камни из сокровищницы Горыныча, незнакомые. Девушка сама не знала, почему согласилась отправиться в чужой мир. Может, ей действительно стало жалко Ивана-царевича, сильного, красивого мужчину, который спит мертвым сном в холодном хрустальном гробу вместо того, чтобы совершать подвиги и радоваться жизни. Может, ей хотелось вырваться из рутины, которая все больше и больше затягивала ее в серое беспросветное существование, которое и жизнью трудно назвать. Может, она готова была сбежать куда угодно от перспективы провести весь отпуск на диване в компании телевизора. Лада была честна с самой собой – награда, которую посулил ей Волк, не слишком ее волновала. Она никогда не была материалисткой. А может, она подсознательно чувствовала, что ей не место в реальном мире?

– Расскажи мне про Ивана, – попросила Лада. – Какой он?

– Красивый, умный, настоящий царевич, – равнодушно ответил Волк.

– Ты это уже говорил, – упрямо заметила девушка. – Чем он любит заниматься?

– Совершать подвиги. Хлебом не корми, дай кого-нибудь победить.

– Наверное, это хорошо? – задумалась Лада.

– Возможно, когда ты будешь сидеть в башне у окошка и ждать его с очередного ратного геройства, ты изменишь свое мнение.

– А куда ты отправишься после того, как мы спасем Ивана?

Волк прилег рядом, совсем близко, в глазах полыхнули язычки огня.

– Пойду, куда глаза глядят.

– Звучит не очень.

– Наоборот, – он растянулся рядом, задумчиво накрутил на палец прядь Ладиных волос. – Свобода воли – высшая ценность.

– Да ты философ.

Лада попыталась вспомнить, когда последний раз вот так лежала рядом с мужчиной, – и не смогла. Тени плясали по лицу Волка, скрывая синяки, в вырезе свитера топорщились темные волосы. Он думал о чем-то своем и казался каким-то не таким, как обычно.

– А может, пойду и передушу целый курятник, – сказал оборотень. Его ноздри раздулись, верхняя губа вздернулась, обнажив чуть выступающие клыки.

Лада вздохнула. Момент был безнадежно испорчен.

– Или овцу, – задумался оборотень. – Или подерусь с собаками. Иван, зараза, составил для меня целый кодекс – как должен вести себя хороший Волк.

– А как так вышло, что его заколдовали? – спросила Лада.

– Долгая история, – зевнул Волк. – Давай спать.

Лада отвернулась от него, подложила ладошку под щеку. Она ясно видела, что Волк что-то недоговаривает. Он зевал и делал вид, что умирает от усталости, но его глаза были внимательные и сосредоточенные, он явно боялся сболтнуть лишнего.

Поутру Лада проснулась и увидела перед своим носом ландыш. Белые цветочки, мелкие, как бусинки, украшали упругий стебель. На каждом цветке висела капелька росы, сверкающая в лучах солнца. Девушка повернулась, толкнула пушистый бок – Волк предпочитал спать в виде зверя – и сказала:



Ольга Ярошинская

Отредактировано: 09.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться