Серый волк, белый конь

Размер шрифта: - +

19. Дворец

 

Дворец вырастал на горизонте, как волшебное видение. Он стоял на вершине холма, вокруг него бежала крепостная стена, под которой теснились домики – чем дальше от нее, тем ниже и приземистее. Белые стены дворца в закатном свете нежно розовели, золотые купола были густо-оранжевыми в сумерках, и весь замок казался зефиркой, облитой карамелью, в которую кто-то воткнул зубочистку с золотым флажком. Лада вздохнула – до одури хотелось чего-нибудь сладенького.

– Переночуем здесь, – объявил Волк и уселся в траву на холме, откуда путники и любовались открывшимся видом.

– Чего это? – недовольно спросила Лада. Она уже успела намечтать себе теплую ванну, мягкую постель и ужин из трех блюд. К тому же в таком дворце наверняка найдется пара завалящих шоколадных тортов.

– Видишь, флаг подняли, – кивнул Волк. – Когда во дворце нет царя, то флаги опущены.

– В смысле? – обрадовалась Лада. – Значит, его кто-то до нас расколдовал? И не надо никуда больше тащиться?

Она взвизгнула, спрыгнула с Беляша, обняла Волка, пританцовывая на месте.

– Жаль тебя разочаровывать, – ответил оборотень, тем не менее обнимая ее в ответ. – Но скорее всего это значит, что во дворце теперь другой царь. Младший брат Ивана.

Лада оттолкнула Волка, насупилась.

– А вдруг другая царевна расколдовала твоего распрекрасного царевича?

– Да брось, Лада. Кто в здравом уме на это пойдет? – нагло заявил прямо ей в глаза Волк. – Царевны – создания хрупкие, нежные, их самих спасать надо. А уж по доброй воле тащиться за тридевять земель…

Он осекся, заметив испепеляющий взгляд девушки.

– Елисей, значит, на царство сел, – задумался Проша.

– Похоже, что так, – вздохнул Волк. – Но трех лет еще не прошло с тех пор, как Ивана околдовали. Так что коронации не было – против закона это.

– А Елисей что, злодей? – осторожно поинтересовалась Лада.

– Нет, – ответил оборотень. – Я бы даже сказал, что правитель из него получится лучше, чем из Ивана. Он серьезный, дальновидный, нудный до боли в зубах, в общем, полная его противоположность. Но у нас с ним личная неприязнь, которая, я боюсь, может перенестись и на вас. Так что лучше переночуем на свежем воздухе, а уж завтра, с новыми силами, к Ивану. Отсюда я дорогу знаю.

Девушка только сокрушенно покачала головой. Она бухнулась на кучу листьев под деревом, стащила кеды и отсыревшие носки, вытянула ноги. Больше всего сейчас ей хотелось вернуться домой – посмотреть кино, вытянув ноги на диване, выпить горячего чая вприкуску с конфеткой, помыть наконец нормально голову. Отпуск дома теперь казался не такой плохой идеей. Она запустила руку в волосы, вытряхнула сухие иголки.

– Вот, – Проша наклонился, протянул ей небольшой сверток. – Это тебе.

Лада развернула шелестящую коричневую бумагу и обнаружила в ней гребень.

– Откуда? – удивилась она.

– На ярмарке купил.

– Спасибо! – поблагодарила она, но Проша уже пошел помогать Волку.

Девушка расчесала волосы неожиданным подарком. Зубчики скользили по волосам, светлые пряди разгладились, улеглись мягкими волнами. Лада посмотрела на гребень внимательнее – простенький, но симпатичный. Сделан из светлого дерева, а по краю украшен синими бусинками. Тепло от радостно затрещавшего костра дотянулось до ее озябших ног, Лада пошевелила босыми пальцами, согреваясь. Волк привязал Беляша к липе, которая дурманила медовым запахом. Конь, привыкший к свободе, недовольно фыркал, но вскоре опустил голову к траве и успокоился. Оборотень вынул из сумки последнюю крысоградскую краюху, разделил ее на троих.

«Вот в чем в чем, а в муке крысоградцы разбираются, – думала Лада, жуя свежий ароматный хлеб. – Так вообще крысы, но хлеб пекут отменный!» Она вдруг осознала, что давно не испытывала давящего ощущения, будто за ней подсматривают. А после того, как съела свою часть горбушки, девушка и вовсе подобрела. Не так уж все и плохо! Путешествие затягивается, зато в нем она нашла больше, чем ожидала. Лада вынула из сумочки шкатулку, открыла, осторожно потрогала пальцем золотое яйцо, выглядывающее из носового платка, как укутанный в пеленки пупс. А вдруг из него и вправду дракон вылупится! Лада представила себя суровой воительницей на спине чешуйчатого крылатого ящера и поежилась. Хватит с нее полета на Змее Горыныче – и так есть что вспомнить. Хотя ни с кем этими воспоминаниями не поделишься. Иначе сразу в психушку загремишь. Разве что книгу написать «Царевна Лада. Туда и обратно». Хотя нет, такое уже было. Может лучше «Царевна Лада. Туда и сюда»? Двусмысленно звучит. Лада нахмурилась, шевеля губами, подбирая название для будущего шедевра, когда Волк насторожился, подошел к краю поляны и сказал:

– К нам гости.

По крутому склону холма, пыхтя и отдуваясь, спешил маленький толстенький человечек в сопровождении худого как палка дылды.

– Добро пожаловать в Иванград, – выпалил толстячок, а потом уткнулся руками в колени, отдышался и сплюнул в сторону. – Царевич Елисей приглашает тебя, царевна, во дворец. Весть о твоем безрассудном, то есть, храбром, путешествии донеслась до его ушей. Он будет рад помочь тебе спасти своего брата и щедро вознаградит в случае удачи.



Ольга Ярошинская

Отредактировано: 09.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться