Серый Волк и компания. Волшебные истории

Размер шрифта: - +

Безголовая. Продолжение

– Легкая какая, – она потрясла ее зачем-то и начала разрезать скотч. Коробка оказалась пустой. Почти пустой. На дне лежал листок плотной бумаги размером с визитку.

На нем было напечатано:

Меняю судьбу. Старую на новую. Быстро. Почти бесплатно. Прием с 09.00 до 21.00, ежедневно.

С другой стороны ручкой с синей пастой был нацарапан адрес. Видно было, что писавший старался писать ровно и аккуратно, печатными буквами. А вот ручка не старалась совсем, поэтому некоторые буквы были обведены два-три раза, а некоторые почти не видны, зато выдавлены так, что их было видно с обратной стороны.

– Замуж зовут что ли? – Катя легла, подружкам звонить больше не хотелось. Зато позвонила мать, спросила как дела, потом долго перечисляла свои беды: ссору с давней подругой, придирчивого начальника на работе, отца, который тоже отмечал День Влюбленных и напился так, что до сих пор спал в коридоре.

Катя отвечала привычно:

– Не общайся. Уволься. Разведись.

Под конец разговора мать, как обычно, рассердилась и выдала:

– Вот и ты у меня безголовая! Всё гулянки да пьянки на уме! Уж тридцать лет, а ни карьеры, ни мужа, ни детей, мне даже внуков не поняньчить!

Катя уже привычно обиделась:

– Если уж я у тебя вечно безголовая, найди себе кого-нибудь с головой и звони ему жаловаться.

– И найду!

– И найди!

Обе бросили трубки одинаково раздраженные.

Катя снова взяла визитку, посмотрела на адрес и решила:

– А вот возьму и схожу. Прямо завтра утром. Не съедят же меня там!

Идти было недалеко. Практически в соседний двор. Но Катя бывала в этом дворе редко, поэтому с любопытством озиралась по сторонам. Она вышла из дома без пятнадцати девять, боясь растерять свою вчерашнюю злость и решимость. Утренний холод быстро прогнал остатки головной боли, а пустые дворы – остатки злости.

Возле нужной ей двери в подъезд она остановилась, достала телефон, посмотрела на время и тут же забыла, пришлось смотреть снова. Оглянулась по сторонам, было тихо и пусто. Только где-то вдалеке дворник вез на тележке мешок с мусором и метлу.

Катя стиснула зубы, решилась и позвонила в домофон. Дверь открылась без всяких вопросов. Она дернула за ручку и поднялась на второй этаж, сверяя номер квартиры по вчерашней визитке. Квартирная дверь была приоткрыта.

Катя робко вошла в темную прихожую, и сказала как можно громче:

– Здравствуйте! Я вот по объявлению вашему. Ну то есть...

– Ой, ничего не объясняйте! – из-за комнаты в коридор к ней торопливо зашаркал маленький сухонький дедушка, радостно улыбаясь и кивая головой. – Я всё сам знаю. Судьбу поменять? На новую, да? Да вы проходите, проходите, на кухню проходите. Там и чай и поговорить можно спокойно.

Катя стянула сапоги и прошла, озираясь. Коридор был захламленным. На стене висели оленьи рога, да не одни, а целых пять штук, а шестые просто валялись на полу. Рядом с рогами в кучу были свалены руки. Катя внутренне вздрогнула, но приглядевшись, увидела, что они ненастоящие.

– Манекены он что ли делает или ремонтирует? – пронеслось в голове. На стене висели иконы, какие-то странные, но разглядывать их было некогда, они уже вышли на кухню. А на кухне у деда было хорошо. Чисто, светло, новая скатерть на столе, чистые чашки, большой заварочный чайник и сухарница, аккуратно накрытая белой салфеточкой.

Дед устроился на табуреточке, а вторую предложил Кате, заботливо подложив на сидение круглую подушечку.

– Вы осмотритесь, осмотритесь, не спешите, – заулыбался он. – Давайте, я вам про себя сначала расскажу, а потом про вас послушаю. А вы пока чаю выпьете, да успокоитесь.

Катя молча кивнула и улыбнулась. Дед был не похож на маньяка. Она заметила, как он, поудобней устроившись на табуреточке, заболтал ногами и потянулся за печеньем, и окончательно успокоилась.

– Игнатий Саныч меня зовут, – представился дед, макая овсяное печенье в чай и откусывая от него солидный кусок. – Бывший ученый, историк, кандидат наук, профессор антропологии, в 90-ые отошел от дел, и занялся вроде как бизнесом.

Тут Игнатий Александрович хитро ухмыльнулся.

– Веселое было время. В деньгах у меня нужды тогда не было, да и теперь нет. Запросы у стариков скромные. А вот помочь людям хотелось. Как тебя зовут-то?

– Катя, – невольно улыбнулась Катя.

– Эх, Катя-Катерина, любое дело может и пользу и вред приносить, смотря как его поставить, – дед стал серьезным. – Судьбу поменять – это не носки сменить, тут понимать надо, что обратный размен ты уже сделать не сможешь, а новая судьба – она только от тебя зависит, здесь уж я не помощник. Но я свою нишу нашел, да!

Тут дед гордо ударил себя маленьким кулачком в грудь.

– Игнат Саныч дело знает! Рога видела у меня в коридоре? Основной мой доход. Зато остальным всем практически бесплатно помогаю.

– Вы охотник, Игнатий Александрович? – спросила Катя.

– Нет, ну что ты, Катенька! – замахал дед руками. – Я скорее хирург. Забираю лишнее, так сказать. Но не всем это помогает.



Стася Лизкина

Отредактировано: 02.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться