Серый Ворон. Самый разыскиваемый

Font size: - +

Вступление

"Нельзя сказать, что первородные кланы совсем не замечали опасных приготовлений противника. Как раз наоборот, ещё задолго до острой фазы кризиса в Зелёной Столице разведчики как светлых, так и тёмных эльфов внимательно отслеживали перемещения всех крупных отрядов орков и людей, а потому не могли не заметить подготовки к вторжению. Однако по необъяснимому массовому помешательству все командиры светлых эльфов полагали, что жертвой ожидаемой агрессии станут исключительно эльфы-дроу. А тёмные эльфы полагали, что станут союзниками орков в подготавливающейся войне против светлых кланов. И потому ни одна, ни другая сторона вечного конфликта не видела ничего плохого в развёртывании войск Агалиарепта. Достоверно установлено, что первым, кто указал эльфам на всю глубину их заблуждений, оказался человек, именуемый Серый Ворон".   

 

выдержка из "Трактата о Четырнадцатой Лесной Войне",

составленном Дироносом Ставаеэлем, мастером-хранителем истории

при дворе королевы Иллариэтты, великой правительницы светлых эльфов.

 

 

Та необъяснимая лёгкость и эффективность, с которой Серый Ворон действовал в оккупированном Холфорде, позволяет предположить наличие у него минимум одного осведомителя из числа очень высокопоставленных сторонников нового порядка. Однако, несмотря на все проведённые тщательные поиски, личность этого таинственного осведомителя так и не была вычислена. Но кражу Короны Бога из-под самого носа сторонников Новой Церкви, демонстративно дерзкое обчищение казны культистов и необъяснимое исчезновение из окружённого города через казавшиеся непреодолимыми посты, можно объяснить лишь помощью влиятельного сообщника.

 

Возможно, именно желание отвлечь внимание от своего сообщника на себя самого и было причиной того провокационно-вызывающего поведения этого талантливого вора. Все исследователи, изучающие историю Серых Воронов, рано или поздно обращают внимание на эту странность. Серый Ворон, ранее демонстрировавший умение надёжно прятаться и бесследно исчезать, вдруг начинает словно играть в «поддавки» со своими врагами. Он называеся едва знакомым собеседникам своим настоящим именем, прекрасно зная, что эта информация вскоре попадёт к его врагам. Он заранее объявляет о своих планах и месте, где он вскоре окажется. А затем, даже при очевидном обнаружении засады, всё равно целенаправленно лезет в эту ловушку и каждый раз демонстрирует чудеса изворотливости, избегая поимки.

 

 Вниманием графа Силиуса Армазо дерзкий вор всецело завладел, за короткий промежуток времени расправившись с двумя родными сыновьями графа. После такого двойного удара, по признанию дворцового летописца семьи Армазо, граф сильно сдал морально и физически, а поимка Серого Ворона стала для для рода Армазо делом чести. Вскоре к этим масштабным поискам присоединилась и Церковь Моргима, полыхая жаждой справедливого мщения из-за дерзкого убийства своего лидера. А спустя совсем небольшой промежуток времени и уязвлённый в самое сердце великий вождь Агалиарепт был вынужден присоедниться к розыскам. Таким образом, все три основных силы, участвовавших в штурме Зелёной Столицы, были вскоре объединены единым стремлением покарать дерзкого вора.

 

 Для этой дели противник снимал тысячи и тысячи орков и демонов с фронтов войны с лесными эльфами и кидал их на исследование опасных подземных туннелей под Холфордом. Бросал лучших магов на многодневное бесплодное прочёсывание лесов и болот Столичной Равнины. Направлял наиболее подготовленные группировки расследовать каждый слух об обнаружении Серого Ворона или его спутников. Ещё годом ранее совершенно безвестный вор вскоре сделался самым разыскиваемым преступником во всей Империи, а обещанные за его поимку суммы росли едва ли не с каждым днём.

 

Скорее всего, именно такого эффекта и добивался Серый Ворон, даруя своим новым союзникам необходимое время на подготовку, а старым друзьям давая возможность оправиться от того страшного разгрома, который они понесли при падении Зелёной Столицы.

 

 



Михаил Атаманов

Edited: 10.09.2015

Add to Library


Complain




Books language: