Съешь меня

Размер шрифта: - +

Глава 2

- Ром, пожалуйста, не кричи! Мне и так плохо! Почему ты не сошел с поезда? Нет, не понимаю! Ты же видел, что меня нигде нет. Нет, не виновата! Я в аварию попала!

Люди на перроне невольно оборачивались, услышав истерические причитания – казалось, судорожные всхлипы вонзались в мозг каждому прохожему, а затем уносились далеко вперед, к последнему вагону. Вот только вагон был уже другой.

Поезд в родной город отчалил почти сорок минут назад, и за это время Ксюша успела нарыдаться вдоволь и купить билет домой на раннее утро. На Хабаровск неслышно опускались сумерки: сгущались сиреневые тени, и тёплый ветер уже не ласкал плечи – Ксюша пожалела, что не надела вместо тонкого платья джинсы и вязаный свитер. Да уж, если подумать, то Рома всегда оказывался прав.

- Что делать? Найду какую-нибудь дешевую гостиницу, а завтра приеду домой. И нечего злиться. Думаешь, я специально это сделала? Да я места себе не нахожу! Торчу в чужом городе, совсем одна! Очень весело, ничего не скажешь. Придумай что-нибудь. Как только я вернусь, куплю Багза и заберу Риту от мамы. Нет, не купила! Я же объясняла тысячу раз что произошло.

Ксюша всхлипнула и прикрыла глаза, мысленно проклиная все на свете, а в первую очередь бывшую одноклассницу. Ведь если подумать, они никогда не были лучшими подругами – не сидели за одной партой, не секретничали на задворках школы, и не ходили друг к другу в гости.

Олька была из тех глупеньких дурочек, которые легко проживали жизнь и не задумывались над словами: при желании и должном напоре, можно было без особого труда узнать личные подробности о каждом человеке, по незнанию открывшем Оле какой-нибудь секрет. Именно поэтому, в школьные годы Ксюша старалась избегать с ней тесного общения. И что же? Она все равно откуда-то узнала про Стёпу Корнеева.

Рома никак не мог успокоиться и пылал праведным гневом: как она посмела совершить такую глупость, сорваться куда-то с почти незнакомым человеком да еще в чужом городе?

Ксюша и сама не понимала, что на нее нашло, но не биться же теперь головой об стену!

Все, чего она боялась – посадить батарейку на сотовом телефоне.

Пообещав, что позвонит сразу же, как устроится в гостинице, она открыла 2 ГИС и легко отыскала нужное место – недорогая ночлежка находилась рядом с вокзалом, и девушка с медовым голосом на другом конце провода с радостью забронировала одноместный номер.

Сразу идти в гостиницу не хотелось – сидеть одной в четырёх стенах и таращиться в старенький телевизор, когда вокруг веселится народ – скучно и глупо. Если таксист не соврал, и сегодня день города, значит, должны быть выступления артистов и праздничные фейерверки у реки. Почему бы не посмотреть издалека?

Немного приободренная, она брела по улице, осматриваясь в поисках ближайшего сквера – нужно было немного успокоиться и привести мысли в порядок.

Муж писал сообщения каждые пять минут – монотонное пиликанье выводило из себя, и нервы были на пределе, да еще глухая ярость накатывала горячей волной из-за проходящих мимо мужчин – они открыто оглядывали короткое платье и слишком длинные ноги, после чего лучезарная улыбка наплывала на довольные лица.

В эти мгновения не хотелось знать их мысли, но казалось, они сами вырывались на волю – липкие, вызывающие смущение: щеки моментально вспыхнули жаром, и Ксюша прижала ладони к лицу. Чёрт возьми! Давно она не чувствовала себя такой беспомощной и глупой!

Спрятавшись на самой дальней лавке под тенью раскидистого дуба, от нечего делать, она открыла страничку в Контакте. Три сообщения, и один запрос в друзья.

Неизвестного парня с именем Корж Всеядный, она уже наблюдала в нескольких литературных сообществах: мутная личность. Он налево и направо раздавал советы о том, как правильно писать книги, но, ни разу не выставил на оценку собственный шедевр.

Люди-писатели, которые рьяно критикуют чужие опусы и с пеной у рта доказывают что «всё, что вы тут пытались выразить – полная лажа», были для Ксюши пустым местом, и она, не думая, отклонила заявку.

Снова вернулась лёгкая грусть. Вот уже несколько месяцев не получалось написать ни строчки, а рассказ, который она так тщательно продумывала, так и остался в голове сырым наброском. Выходит, не такой уж она и начинающий писатель. Чтобы быть писателем, нужно всю себя отдавать любимому делу, жертвовать свободным временем, жертвовать дочерью, мужем, сном, в конце-концов. А Роме не очень-то нравилось ее занятие. Стоило включить ноутбук, как он сразу же кривил губы и ворчал, что дома царит бардак, а с Ритой пора учить азбуку. От нравоучений и мелочных упреков начинала болеть голова, и портилось настроение – и вовсе дома не бардак, она старается, очень старается, но иногда что-то происходит, и всё внутри разрывается от боли и неудовлетворенности. Хочется бежать, бежать, куда глаза глядят, сказать кому-то, кто поймет её состояние, поймет, потому что сам чувствует тоже самое…

Но что-то не верилось, что такой человек существует. И все-таки, несмотря на черствость и приземленность Ромы, с ним было хорошо, спокойно, надёжно. Без него, она никогда не начала бы писать.

Ксюша улыбнулась и быстро просмотрела сообщения:

«Эй, куда пропала?»

«Я до тебя достучаться не могу».

«Зацени отрывок, сёдня выдал».

Оставив два сообщения без внимания, она открыла третье и торопливо написала:

«Привет, сегодня точно никак».

С Женей они общались уже долгое время: хороший парень, работяга, и талантливый писатель. Каждый раз, читая отрывки из его книг, она вспоминала первый прочитанный рассказ, и чувство восхищения неизменно возвращалось. Как, ну как в голове у человека могут быть такие дикие, убивающие наповал идеи? Как его вообще носит по земле, такого ненормального?



Бегущая

Отредактировано: 23.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться