Сестра реки (черный рай, т.3)

1.2

Мы отбили атаку у Марвинского каньона, и, не теряя времени даром, переместились в мой замок, где Моррах продолжил открывать мне секреты экономичного расходования энергии. Как же бездумно я раньше тратил ресурсы своей территории! 

– Раденгар, почему ты не возвращаешь Эрику? – спросил Моррах некоторое время спустя, когда мы прервались на ужин.

– Потому что это опасно! Что ей здесь делать? – ответил я, втайне надеясь найти хоть одну достаточно вескую причину, чтобы тотчас отправиться за ней.

– Сколько уже прошло с ее ухода? Месяца два?

– Да, а в ее мире уже четыре. Она, наверное, считает, что я бросил ее. 

– Тогда чего ты ждешь? Даже с «сетью» нам не победить, она только поможет выиграть немного времени.

– Мы же ни капли не продвинулись в поисках ребенка! Без него нет ни единого шанса освободить БронТасуил.  

– А что если у нас все застопорилось как раз из-за Эрики? 

– Она-то тут причем?

– Посуди сам, возможность усмирить то, во что превратилась моя жена, появилась именно после прибытия Эрики. Девчонка явно имеет власть над течением судьбы. Или у судьбы для нее уготована особая роль, – последнее предложение он будто сказал самому себе.

– Мне не нравится ход твоих мыслей.

– Знаю. Поэтому я сразу подготовил запасной вариант. Единственная зацепка, что у нас осталась непроверенной, – это Витарр. Он тоже знал о моем ребенке, как знал и о том, что я положился на своего ученика, чтобы тот его спрятал. 

– Тогда пошли у него и спросим, – мое облегчение не передать словами. Конечно, я собирался вернуть Эрику, но строго после того, как сделаю БронТасуил безопасным! 

Почувствовал на себе тяжелый взгляд, будто тенью накрыло.

– Рано ты обрадовался, сынок. Мы оба знаем, что этот упрямец ничего нам не скажет. Витарр всю жизнь горел идеей о том, как его потомок будет владеть рекой Мектигванн. И ты наивно полагаешь, что он откажется от своей мечты? 

– Пока не спросим – не узнаем. Предлагаю отправиться сейчас же. Чего ждать? Вряд ли духи ложатся спать, – сказал я, нехотя вставая и оставляя свой недоеденный ужин.

– Постой, – Моррах, напротив, остался в кресле, даже устроился поудобнее, обняв пальцами широкую кружку с какао. – Давай отдохнем. Не мальчик я уже. Настолько давно не мальчик, что не помню лика и голоса своей матушки. Хотя клялся ей, что однажды спою своему малышу колыбельную, которую она пела мне.

Я приготовил массу аргументов для спора, уверен, я бы уговорил его пойти к Брондрохским скалам прямо сейчас. Если бы не Гард:

Ты, между прочим, тоже не мальчик. Как и я не котенок. Мы так давно не отдыхали, у меня даже лапы болят и подушечки натерлись. Дела могут подождать всего одну ночь. 

– Только ради тебя, друг, – ответил я и послушно опустился обратно в кресло, вытягивая ноги перед огнем. Сиденье казалось мне неудобным, я знал, что Моррах хочет сказать что-то еще, и это «что-то» мешало мне расслабиться полностью. Я в молчании доел свое мясо, служанка уже успела унести тарелки, а Моррах, кажется, задремать, как вдруг великий создатель, не открывая глаз, сказал:

– В том случае, если Витарр не поможет,  нам придется вернуть Эрику, – голос его был ни капли не сонлив, в нем не было нот угрозы или сожаления, он просто поставил меня перед фактом. – Знаю, ты плевать хотел на пророчества Чироши, но ты не можешь отрицать, что во многом она была права. И без Эрики нам этот бой не выиграть. Никакой механизм не будет идеально работать без пусть и маленькой, но необходимой шестеренки. 

– Ты напрасно думаешь, что, назвав Эрику маленькой шестеренкой, как-то повлияешь на мое решение.

– Прости старику его уставшие мозги. Красноречие никогда не было моей сильной стороной, – он потер пальцами глаза и заявил как бы между прочим: – Если того будут требовать обстоятельства, и за Эрикой откажешься пойти ты, пойду я сам. Ты услышал меня, хранитель гор?

Мы не обязаны соглашаться со всем, что слышим, – поделился мудростью Гард. И я полностью разделял его мнение.

– Услышал, но это не значит, что согласился.

Тогда великий создатель повернулся, выглянул из-под ладони, вперившись в меня сверкающими серебристыми глазами.

– Мой дорогой Раденгар, меня всегда восхищали твои воля и следование правилам, которые ты сам же для себя и установил. Однако, сейчас они неуместны. У нас нет иного выбора. 

– Сначала поговорим с Витарром. Ручаюсь, он не захочет тащить свою дочь в мир, где она заведомо умрет. 

Прежде чем снова спрятать глаза ладонью, Моррах подарил мне взгляд «да-да, конечно, ты можешь так думать, раз тебе от этого спокойнее» и тяжело вздохнув, устроил голову на спинке и затих.

Этот чудак никогда не спит в кровати. 



Мира Кейл

Отредактировано: 02.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться