Сестра реки (черный рай, т.3)

1.3

Тоннель Пещеры Духов, как и все Брондрохские скалы, стал абсолютно безжизненным после смерти Израма. Паутина опала, вода пересохла, кажется, даже камень был неживой. Я бы сравнил его с пластиком – субстанция, некогда живая, ныне – лишь отголосок самой себя. 

– Кто пойдет? Двоим же туда нельзя, – я остановился в конце тоннеля, заглядывая в непроглядную тьму пещеры. Любопытно, Эрика упоминала, что она светилась. 

Моррах усмехнулся и, сказав «пусть только попробуют отказать в беседе», решительно двинулся вперед. 

Я чувствую здесь присутствие огромной силы и множество душ хранителей. Почему никто из них не воплотился заново? Столько пустующих территорий.

– Хороший вопрос. Думаю, мы исправим это, когда разберемся с Хейдрун. 

Мириады пылинок взмыли в воздух, преграждая путь Морраху. Великий создатель остановился и с почтением поклонился.

– Приветствую вас, добрые духи! – начал Моррах, все еще не поднимая головы. – Прошу, дайте нам возможность поговорить с Витарром. 

Маленькие огни всполошились еще больше, и со всех сторон послышались голоса с разными интонациями: умоляющими, осуждающими, гневными и подобострастными. Негативных было куда больше. Неужели они узнали гостя?

– Когда ты исправишь свои ошибки?

– Пожалуйста, величайший из великих, воплоти нас!

– Как ты мог поставить свое благополучие превыше всех нас? Посмотри на дырявый БронТасуил! 

– Мы же бросили свои жизни ради твоей безумной идеи! 

– А ты накликал беду и позорно смылся! Где ты прятался все это время?

Не без интереса я наблюдал за реакцией Морраха. Опершись на свой посох, он терпеливо ждал, когда все выговорятся. Лишь приподнятые в притворном изумлении брови выдавали его отношение ко всем претензиям. Все еще с опущенной головой, он поймал мой взгляд и пожал плечами, мол, пусть говорят, заслужил. 

Нездоровое какое-то у него смирение. 

– Достаточно! – крикнул я, не выдержав. – Моррах, конечно, натворил дел, но он здесь как раз для того, чтобы все исправить, а не пререкаться!

Моррах даже ахнул в удивлении, забыв о своей смиренно-покаянной позе. Да он что, думал, я присоединюсь к нападающим?

– Ничего, Раденгар, они имеют право возмущаться. К тому же, еще один дух так и не высказался. Да, Витарр? Твой гнев справедлив, мой старый друг, но сейчас пришло время отбросить личное. Мы пришли к тебе с одним очень важным вопросом.

Все души замолчали и начали кучковаться.

– Сам ты старый, – раздался после гнетущей паузы голос человеческого силуэта. – Я-то вот не успел состариться, я мертв и оторван от своей семьи! Отдал свою жизнь за тебя, лишь бы ты не опускал рук и нашел способ исправить свою ошибку! А ты что?

– Сейчас не время это обсуждать.

– Самое, что ни есть, подходящее время! Иначе говорить с вами не согласен.

Мы не успели даже собраться с мыслями, как Витарра начало развеивать.

– Стой-стой. Хорошо. Я принимаю твои условия, – заволновался Моррах. – Что ты хочешь знать?

Отец Эрики будто только того и ждал: в тот же миг светящиеся частицы сгустились в форме рослого мужчины, сложившего руки на груди.

– Где ты был целую сотню лет, проклятый трус? Как ты позволил своей жене, этому ненасытному чудовищу, обрести такое могущество? 

Моррах вздохнул, качая головой, как бы не желая принимать жестокие слова, произнесенные его другом.

– Я всегда был здесь. Мне пришлось замаскироваться с помощью иллюзии, чтобы Хейдрун меня не узнала, и найти себе территорию, которая поддерживала бы мое долголетие. Тайком я проникал в свой собственный замок и искал в записях способы освободить БронТасуил. Однажды я думал, что близок к успеху. Мне пришла, как я думал, гениальная идея заточить Хейдрун в ее же доме на озере.

– То есть, дом, который разнесла та черепаха, принадлежал Хейдрун? – удивился в свою очередь я.

– Да, Хейди не очень пришелся по душе мой замок. А будучи беременной, она и вовсе не могла одолеть и пары лестничных пролетов… В общем, я придумал взыграть на материнских чувствах, которые, я верил, еще оставались в Черной Смерти, и заманил ее туда плачем ребенка. Я не ошибся, в демоне действительно осталось что-то от моей жены, и она тут же устремилась в дом, за потайную дверь, прямиком в подвал! Я был уверен, что победил, замуровывая ее внутри и окружая дом защитной аурой…

– Как же сильно ты ошибался, – я усмехнулся.

– Да, но благодаря эксперименту я выяснил еще как минимум два факта о ней: она умеет просачиваться сквозь преграды. Каково же было мое удивление, когда Хейдрун вынырнула из озера за моей спиной!

– А второй факт?



Мира Кейл

Отредактировано: 02.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться