Сестра реки (черный рай, т.3)

1.7

Не в силах унять волнение, успокоить сердце и выровнять дыхание, шел по ее следу, преодолевая последние метры, разделяющие нас. 

Что она делает на склоне горы? Снова венки плетет? Как это место удивительно похоже на мои горы. 

До меня донесся ее звонкий смех. Счастливая. Как же я рад, что она нашла силы жить дальше. И так же сильно меня ранит тот факт, что я не был рядом, чтобы помочь ей пройти через все потери, принятие правды и опустошение. 

Последние шаги. Еще один смех. Мужской? Прячусь за деревом и выглядываю украдкой. Среди цветов, распугивая насекомых, веселятся двое в похожей одежде. Он бегает за ней, что-то говоря, а она с веселым хохотом бежит задом наперед, дуя в палку, из которой летят пузыри.

Все указывало на Эрику, но я не узнавал ее: другое лицо, другие волосы, другой образ, даже мимика отличается. Парень догнал девушку, схватил ее на руки, отчего мыльная жидкость выплеснулась из бутылочки, щедро обливая куртки. Девушка охнула и, готов поклясться, собиралась разразиться гневной тирадой, как парень что-то сказал и закружил ее на руках. 

Она засмеялась, откинув голову, она вообще без конца смеялась с этим шутом. Правда, до глаз смех так никогда и не добирался. В очередной оборот она бросила взгляд в мою сторону, а в следующий уже попросилась на землю. 

Прямо мне в глаза смотрела любовь нескольких моих жизней. Совершенно другая, чужая, но от того не менее любимая. Она счастлива, нашла в себе силы примириться с новой действительностью. 

А я? Явился, с надеждами на ее прощение, с просьбами снова бросить все и пойти со мной. 

Все, чего я хотел в этот момент – забрать ее с собой, перенести к теплым морским водам, раздеть догола, уложить на золотистый песок и молить ее о прощении ласками и словами. Умолять дать мне еще шанс, которым я воспользуюсь как надо! Никогда больше не обижу ее.

А вместо этого я должен просить ее помочь с поисками ребенка Хейдрун? Черта с два. Справимся сами. Дожмем Витарра, но Эрику я больше в это впутывать не буду. Если я что и понял об отношениях, так это то, что забота о любимом человеке заключается в том, чтобы оградить его от зла и неприятностей, а не требовать окунуться в них с головой.

Я не должен был приходить. Пусть лучше ненавидит меня или совсем забудет, но я не подвергну ее опасности, если есть хоть малейшая надежда справиться без нее.

Собирался телепортироваться без кристалла, как учил Моррах, замешкался, и этого времени хватило Эрике, чтобы понять, что я ей не померещился. Она уже бежала в мою сторону, закусив нижнюю губу. Как бы я хотел, чтобы однажды она подарила мне свой ласковый взгляд, чтобы смеялась со мной также, как с этим парнем и Винном. 

Как бы хотел я остаться и рассказать ей все, уговорить подождать еще немного или просить пойти со мной. Как бы хотел дотронуться до нее, расправить сердитую складку меж бровей, пропустить через пальцы ее короткие волосы. 

Дав ей клятву, я перестал быть владыкой самому себе, и пока она не даст такую же в ответ, буду скитаться за Эрикой точно преданный пес, ожидающий ласки хозяина, готовый броситься к нему по первому же зову. 

Останься я еще хоть на миг, и уже не смогу вернуться в БронТасуил. Все чаще думаю, что пусть лучше тьма поглотит все миры, потому что это несравнимо с той болью, которую испытывает сердце, заживо сгорающее от невозможности разделить любовь со своей родной душой.

Помахав ей рукой, обратился к помощи кристалла и уже сквозь ледяной вихрь увидел, как Эрика испугалась и резко кинулась в мою сторону, что-то крича. 

До встречи, моя милая Эрри. Если мы одержим победу над Черной Смертью, однажды я еще раз приду за тобой, и, если ты будешь не против, мы начнем все сначала. И в этот раз я все сделаю правильно, будь уверена.



Мира Кейл

Отредактировано: 02.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться