Сестра реки (черный рай, т.3)

ГЛАВА 3. Нарвик

3.1

Несмотря на то, что я выбрала кратчайший путь до Нарвика, дорога показалась мучительной. Еще в самолете из Москвы, меня начало дико укачивать, так, что приходилось то и дело мотаться в туалет. Я проклинала себя за просчет, как же я могла забыть о том, что мой вестибулярный аппарат не переносит никаких долгих поездок и не запастись таблетками? А, постойте, конный транспорт в БронТасуиле на меня такого действия не оказывал. 

Добравшись до Гардермуэна*, я облазила весь аэропорт в поисках аптеки. Наелась таблеток от укачивания и решительно двинулась на самолет до «Эвенеса»**. Мне еще предстояло путешествие через всю Норвегию, на самый север страны, в Нарвик. 

Мама уже ждала меня в аэропорту и сразу бросилась ко мне с объятиями, забирая дорожную сумку:

– Что, опять укачало? Таблетки не пила? 

– Пила... Не помогли, все тошнит и тошнит. 

– Пойдем, в машине есть вода. Нам еще около часа ехать.

– Мне даже думать о воде тошно, не то что пить!

– Помнится, меня так же тошнило в начале беременности, – поделилась мама, укладывая сумку в багажник своего Шевроле. – Витарр все приговаривал, что так бывает, цитирую, когда в чреве женщины растет великий наследник. Он не сомневался, что у него будет сын. 

– Беременности? – эхом повторила я, замерев около открытой двери. Посмотрела на свой живот так, будто впервые увидела.

Неприятная догадка была просто убийственной. Вот уже больше трех месяцев у меня не было месячных. Кажется, Раденгар был осторожен... Во всяком случае, первые два раза точно. А потом я потеряла голову и сознательность в марафоне постельных утех. Интересно, у хранителей их… биоматериал настолько же активный и осеменяющий, насколько высок уровень их похоти?

Стоп, это что, я уже во второй триместр перевалила? А живот где? И почему токсикоз так поздно опомнился?

Рука на плече вытащила меня из темного омута тягостных мыслей.

– Я все поняла, родная, – ласково сказала мама. – По пути заедем в аптеку. Главное, не переживай, все будет хорошо. 

Быстрый, едва уловимый взгляд на мой живот, намек на улыбку, и мама пошла к водительскому месту. 

Даже такая новость не растормошила меня. Вспыхнувший ужас, прогорев, оставил ровную безжизненную поверхность. 

Опасаясь укачивания, закинулась мятным леденцом и уставилась в окно. 

Разглядывая в окне потрясающей красоты пейзажи, вспоминала тот короткий отрезок жизни, что провела среди этого природного великолепия. До восьми лет я счастливо жила в Норвегии, горы и леса были мне двором для прогулок, северное сияние – самым любимым праздником. 

– Ты уверена, что не нужно было дождаться Раденгара? – спросила мама немного позже, вернувшись из аптеки. – Как же он тебя теперь найдет?

– Прошло уже три месяца, мам. Он не придет. А если я ему вдруг понадоблюсь, он меня и из жерла вулкана достанет.

Мама хмыкнула – крыть ей было нечем. Приехав домой, я сразу побежала в ванную.

Когда спустилась, наслаждаясь тихим скрипом досок под ногами, мама уже ждала меня за столом. 

– Ну что, нас можно поздравить? – спросила она, усердно теребя салфетку.

– С чем?..

– Какой результат теста?

_____________________

* Гардермуэн – международный аэропорт в Осло.

** Эвенес – международный аэропорт. Обслуживает города Харстад и Нарвик. 



Мира Кейл

Отредактировано: 02.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться