Сестра реки (черный рай, т.3)

3.3

Такое ощущение, что мама консультировалась в местном туристическом агентстве, так основательно она подготовилась к моему приезду. Она твердо решила вернуть меня к нормальной жизни, помочь обрести прежнюю себя. Но прежней меня уже давно не существовало, она погибла вместе с Мерривальдом. 

И все же я согласилась. Просто чем еще заниматься, не дома же сидеть?

Мы опробовали почти все развлечения, что предлагает Нарвик для туристов. Начали с курорта Нарвикфьелле, откуда открывается потрясающий вид на бескрайний океан. Мы катались среди вершин гор на канатной дороге, которая привела нас к ресторану со смотровой площадкой на высоте свыше полукилометра.

Вдыхая  полной грудью ни с чем не сравнимый свежий воздух, наслаждаясь видами природы, я укреплялась в вере: мой приезд сюда – единственное правильное решение, сделанное за последнее время. Это место как нельзя лучше подходит для того, чтобы научиться жить заново. Здесь сама природа выступит психотерапевтом, возможно, даже залечит дыру прямо посередине моей души. Заполнить ее не получится, но, может, хотя бы ее рваные края постепенно заживут. Нужно лишь время.

Вернувшись домой, отрубилась без ужина и душа. Тогда-то мне и приснился первый кошмар. Виннард признавался мне в любви, а потом иссыхал прямо на глазах, превращаясь в пепел. И когда он рассеивался по ветру, я видела за ним хохочущую на два голоса Риту. Она держала за шкирку Мерривальда, и, стоило мне броситься к нему на помощь, его тоже развевало по ветру. 

Проснулась с криком и панической атакой.

Мама подумала, что это результат переутомления и избытка впечатлений. Поэтому через пару дней мы возобновили наши прогулки в более щадящем режиме. И все равно, даже несмотря на таблетки от бессонницы, спокойный сон я потеряла: кошмары перемежались со снами о Мерривальде, который без конца повторял одно и то же, что он рядом, и я не имею права сдаваться.

Спустя несколько недель, мама предложила мне выйти в свет, согреть мою ледяную душу музыкой и живым общением. Это, конечно, очень смешно, и я бы даже посмеялась, если бы мой эмоциональный спектр не сузился до серой кастрюли. Как я должна общаться, не зная языка? 

Нарвик – маленький уединенный город, здесь многие друг друга знают, а мама, оказывается, завсегдатай бара, в который и меня привела. «Rallar'n Pub & Kro» сразу пришелся мне по душе своей непринужденной обстановкой. Снаружи модерн, внутри – этакий «таверн». Он так напомнил мне «Змеиный хребет», что даже сердце непривычно защемило.

Старые рокеры, вообразившие себя викингами, каждый вечер пели, точнее, рычали, свои жизнеутверждающие баллады.  Я не понимала ни слова, но это и неважно, главное, что к бодрящим песням превосходно подходил акевит*, к которому мотнулся флюгер моих жизненных ценностей. 

Умеренная доза теплого напитка и правда хорошо прогревала душу, а еще отправляла сознание в успокаивающее плавание, так что оно не могло сконцентрироваться по ночам и погружать себя в тягостные сны. 

В таком приятном расслаблении прошло четыре вечера, в конце каждого из которых мы с мамой пешком шли до дома, благо недалеко.

Прожигание жизни в свое удовольствие портил лишь один чудак, который пришел в тот же бар на четвертый вечер и без устали бросал на меня внимательные взгляды через крышку ноутбука. 

_____________________

* Акевит – национальный норвежский напиток, своеобразный самогон из картофеля с тмином, выдержанный в деревянных бочках. Его полагается пить слегка подогретым.

_____________________

Канатная дорога и смотровая площадка в Нарвике:

jQJHG3-0c7xHt4Nrc3_d6k1AHJQp2R8hq5kKJYbcAWHmw55LJMOrq9aAFJ3FvkcUa1iH0dajfPF3MWfEOi3WihAO2ZL-UKytOQAZF9mX7GQ0tYyM7DhP2gtjDcE7Qu1UGddUYfNO

EAviB0MMUcD6fC8lKl5LIh7HBOsaba9dYvDpmULgIHCNGiKwNeGMTLfExnC5TjdHBfUnoj_lVUdK3-ilRilQCbWgrtrfoJGUtvBONzKGawxWnVSz5qjT2LcICoQPvXW_oFUg8hhA

 



Мира Кейл

Отредактировано: 02.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться