Сестра реки (черный рай, т.3)

3.2

– Ах, тест… Я уже и забыла о нем. Да, поздравляй, он отрицательный. 

Мама сдержанно кивнула и пошла к духовке. Тогда я была  не в состоянии понять своей мертвой душой, что успела подарить ей надежду на внуков и так же быстро ее отнять. И что это подкосило ее гораздо больше, чем она показала. 

Разложив по тарелкам запеченную форель в лимонно-медовой глазури с розмарином и рисом, она села рядом, взяв меня за руку. Долго смотрела на меня, оглядывала всю, будто изучая изменения, тронувшие лицо за эти почти три года, что мы не виделись вживую.

– Я так рада, что ты приехала. Определенно, было бы лучше, чтобы это случилось при других обстоятельствах, – вздохнула. Да, тяжело бремя материнской ответственности. Какими бы взрослыми мы ни были, мы навсегда остаемся детьми своих родителей. – Витарр упоминал, что Джольф присмотрит за нами, но я не думала, что он будет одним из тех, кто потащит тебя в БронТасуил! И ведь, подлец, не предупредил, что собирается мою дочь забрать! Хотя, может, это моя вина.

– Почему?

– Он всегда меня раздражал. Сейчас-то я понимаю, что он этого не заслужил. Он просто хороший исполнитель, виновный лишь в том, что хотел добиться благосклонности Витарра. Но понимаешь, он общался с твоим отцом, знал, что происходит в БронТасуиле и ничего мне не говорил! Мне доставались лишь короткие записки. Почему мой дражайший муж не хотел общаться со мной? Я так и не успела его об этом спросить. Потому что он умер. И знаешь, как я об этом узнала?

– Как?

– Пока ты была в школе, Джольф ворвался в наш дом, вот прямо в эту дверь, у него были ключи на всякий случай. И сказал срочно собирать вещи, мол, Хейдрун может заявиться сюда. Разумеется, я не верила ему, но он все твердил, что обещал Витарру, защитить нас любой ценой, и он не собирается нарушать обещание, даже если хранитель уже мертв! Сейчас мне его даже жалко, – мама усмехнулась, качая головой. – Он беспокоился, что Черная Смерть, поглотившая энергию твоего отца, узнает, где мы находимся, используя его последние воспоминания, и придет за нами. Так мы оказались в России. 

– Спасибо, что не в Китае. А как же мы выучили язык?

– Благодаря артефактам. Джольф все предусмотрел. И квартира, которую ты так любишь, это он ее выбрал. 

– Зачем же он помог Раденгару провернуть все махинации с мероприятием?

Мама поджала губы, а в глазах ее стояли слезы. Она еще крепче взяла мои руки, затем обняла и долго не выпускала из объятий мое равнодушное тело. 

– Что, мам? Говори, пожалуйста, – попробовала отстраниться.

– Бедная моя девочка. Сколько всего на тебя свалилось. Давай ты сначала отдохнешь, а завтра поговорим. Хорошо? 

– Лучше сегодня, – я была непреклонна. – Я приехала сюда в надежде, что смогу оставить прошлое позади. В завтрашний день это тащить не будем. 

– В том-то и дело, что это не закинуть в прошлое. Это твое будущее, твоя судьба, и, боюсь, от нее не укрыться даже в Нарвике. Словно ловушка.

– Нет, мама, ловушка – это когда о ней не известно. А это – вызов. Так что говори.

– Хорошо. Тогда слушай. Уже после того как ты вернулась из БронТасуила и позвонила мне, я без промедлений связалась с Джольфом и высказала ему претензии, как он мог не уберечь моего ребенка, хотя обещал делать именно это! И он во всем признался, –  мама отпустила мои руки и отошла к окну. – Оказывается, Витарр догадывался, что однажды тебе придется вернуться в БронТасуил. Видят Боги, он не хотел для тебя такой участи….

Мама замолчала, тяжело вздохнула.

– Мам, все хорошо. Продолжай, – обняла ее со спины, наслаждаясь близостью самого родного человека.

– Еще в ту ночь, когда Витарр привел меня в этот мир, он сказал Джольфу, что если БронТасуил так и будет вязнуть во тьме, спустя время за тобой, скорее всего, придет человек. И Джольф обязан сделать все, что в его силах, чтобы помочь ему перетащить тебя, потому что ты должна исполнить волю судьбы. Твой отец безоговорочно верил, что все предрешено и мы обязаны выполнять все прихоти судьбы! 

– Какова же воля судьбы? Почему отец не рассказал мне этого в пещере духов?

– Я не знаю, Эрика. Он сложный человек. И всегда чрезмерно оберегал меня, даже от правды. С другой стороны, ты же отдала энергию сердцу леса, вылечила Виннарда. Может, ты уже исполнила свое предназначение. Так что пора начинать жить новой жизнью. Как бы трудно ни было. К тому же, как любила говорить моя бабушка, родители оставляют нам наследие, а не судьбу. Судьбу мы выбираем сами.

Мы обменялись взглядами, в которых надежда на правдивость ее слов угасла под осознанием, что эти красивые слова – далеко не мой случай, и к исполнению своей судьбы я еще даже не приступала.



Мира Кейл

Отредактировано: 02.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться