Сестра реки (черный рай, т.3)

7.8

Мы с Моррахом и парой слуг ворвались в комнату Виннарда. Моррах – с оранжевой магией, просачивающейся туманной дымкой через зажатые в кулак пальцы, я – с тем, что первым попалось под руку. С мехами для камина.

Перепуганная Вика сидела на полу у кровати Винна. Лицо застыло в маске ужаса.

– Почему ты кричала? – подбежала я к ней. А ведь недавно все было совсем наоборот: я сидела на полу, хватаясь за сердце. Сейчас же вон как окрепла, прибежала на зов подруги, готовая сдувать Черную Смерть мехами для камина.

– Кто здесь был? – спокойно спросил Моррах.

– Чудовище, – сбивчиво начала подруга. – С желтыми глазами, все лохматое! Оно хотело меня убить! Швырнуло в меня какую-то гадость! – указала пальцем в направлении окна. Пока слуги проверяли углы и шкафы, словом, все потайные места, мы с Моррахом подошли к окну. Оно открыто нараспашку, это и понятно, лето же. На полу у подоконника лежало бездыханное серое тельце. Ночь, раскрытое окно, дохлая мышь. Все сразу встало на свои места.

– Это вот так ты к приключениям готова? – усмехнулась я. – Мышки испугалась? 

– Да не бывает у мышей таких огромных глаз! И не летают же они… То есть летают, но это точно была не летучая мышь!

– Я про эту мышь, – взяла в салфетку жертвоприношение и, показав Вике, не глядя выбросила в окно. Надеюсь, по счастливой случайности попала в Заккиру, утешающую Раденгара. – Как, интересно, тебе удалось расправиться с «чудовищем»?

– Из кресла подушку взяла… И кинула…

А, ну если до мышки была подушка, то Заккиры внизу, скорее всего, уже нет. 

– Вика, это был филин, чуть ли не единственный из лесных обитателей, кто смог выжить… Они с Винном хорошо дружили, и он выражал свою любовь к хранителю дохлыми мышами. До сих пор прилетает, видишь, как привязан? Ты уж поуважительнее к нему.

– Темно же было, я не… Ох, – Вика окончательно смутилась. 

– Все в порядке, – успокоила подругу и повернулась к Морраху. – Итак, мы подошли к одному из важных вопросов. Как передать Винну энергию? Я пыталась, но не смогла наладить связь.

– Нам всем очень повезло, что у тебя ничего не получилось, – ответил Моррах.

– Почему это? 

– До тех пор, пока Хейдрун думает, что Лейверон мертв, она сюда не сунется, – резонно заметил создатель БронТасуила. –  Почувствуй она хоть каплю свежей энергии, моментально примчалась бы сюда. А чтобы вернуть хранителя и его земли к жизни, требуется гораздо больше капли.

– Эрика, – раздалось за моей спиной.

Вот опять. Голос Раденгара мог бы запросто выдрать меня прямиком с того света. Я бы глупой мухой летела прямо в ловушку к хищному цветку, мышкой бежала прямо в мышеловку, даже без сыра. Это просто выше моих сил – сопротивляться ему. 

– Мы можем поговорить? – спросил он, пригвождая меня к полу тяжелым взглядом. Ощущалось это так, будто кандалы плотно сомкнулись на руках и ногах, и грудь перехватило стальным обручем. 

– Можем, отчего ж нет, – ответила, стараясь придать тону безразличие. Но какой в этом смысл, если у меня горели щеки, выдавая волнение.

Мы зашли в комнату, в которой я спала, когда в прошлый раз гостила в Лейвероне. Раденгар закрылся на замок. Первая и единственная мысль, что у меня мелькнула, была: «Вот сейчас он наконец-то схватит меня и повалит на кровать. И только после того как мы сгорим в пламени страсти… несколько раз… Тогда и поговорим. И может, во всем разберемся. А, может, и нет. Лучше молча оставим все это, все ошибки, ожидания, разочарования позади, и начнем заново».



Мира Кейл

Отредактировано: 02.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться