Сестра реки (черный рай, т.3)

8.4

Я медленно подошла к животному, не зная, чего ожидать от беременной дикой кошки, и села немного поодаль, чтобы она ко мне привыкла. Издав необычайный, похожий на птичью трель, звук, Кесси приподнялась и внимательно посмотрела на меня.

– Какая же ты красавица! Так и хочется погладить.

Протянула руку к ее морде: для животных запах очень важен и информативен. Понюхав, она решит, подпустит ли меня ближе. 

Мокрый нос прикоснулся к ладони, ее вибриссы топорщились, тоже изучая. Затем Кесси зажмурилась и потерлась о руку, отвечая на предложение о дружбе. Отлично, контакт налажен. Я аккуратно погладила ее по голове и почесала подбородок, и она легла обратно на подстилку, продолжая разглядывать меня. 

Ее шерсть песочного цвета отливала золотом в свете лампадки. Глаза, а также нос и щеки природа обвела темным контуром. Черно-серые треугольные уши венчали кисточки, как у рыси. 

– Ну что, Кэсси, покажешь мне своих котят? – спросила я, приоткрывая свое сознание. Начнем с этого. А там уже, надеюсь, по ходу дела разберусь. 

Кажется, кошка была не против, она опустила голову на подстилку, снова легонько чирикнув, как бы приглашая попробовать.

Почти сразу мне удалось найти сознание Кесси и ее котят. Вот они, уже готовые к рождению.

Но Мерривальд… Его нигде не было. Я же точно слышала его в Пещере Духов. И во снах. Он уверял, что рядом. Уцепившись за это, не допуская и мысли о том, что его голос был лишь порождением моего отчаявшегося и угнетенного разлукой разума, пыталась найти своего партнера, связаться с ним, пригласить в новую жизнь. Звала, убеждала, умоляла. 

Призывы уходили в пустоту. Я бы раскинула во все стороны лучи своей энергии, если бы Черная Смерть не прилетела на этот свет.

На лире, кстати, полностью восстановившей свой прежний облик, я тоже поиграла. Риальд очень неохотно шел со мной на контакт, и отказался помогать. Это понятно, ведь я, хоть и не по своей воле, но обрекла его на полгода одинокого заточения в испорченном инструменте.

В какой-то момент Кесси положила мне на колени свою лапку и слегка выпустила когти. 

– Что? – я приоткрыла глаза.

– Мр-р, – снова этот чирикающий звук певчей птички.

– Подскажи, что делать? Видишь, у меня ничего не получается.

Когда я снова протянула руку к ее морде, она сразу боднулась и замурлыкала. 

Этот рокочущий звук был таким успокаивающим, он источал материнскую нежность и любовь. Только матери подвластно создать вокруг себя такое биополе, в котором ребенок понимает: он любим, и он в безопасности. 

Стараясь не отпускать это чувство, я ещё раз «взяла» нашу оборванную связь с Мерривальдом. Свою половину ниточки. 

«Я рядом, Эрика. Всегда рядом», – вот то, что он без устали повторял мне каждую ночь, каждый мой кошмар…

А что, если он действительно рядом, он никуда не девался, все это время я смотрела по сторонам в его поисках, а надо было смотреть рядом с собой! Поэтому я его не видела! Поэтому Раденгар не мог его найти.

Протянула ниточку и небольшую порцию своей энергии к одному из котят, который явно поспокойнее: его сознание, в отличие от второго, было умиротворено и доброжелательно. Вот, Мерривальд, здесь отличный дом для твоей души, здесь ты обретешь себя, и мы снова будем вместе. Заживем даже лучше, чем раньше. Потому что теперь мы будем вместе на всю жизнь. 

Наверное, я никогда не пойму, что произошло в следующий момент: связь еще не успела укрепиться с котенком, как то ли ниточка сама перекинулась на второго малыша, то ли это он оттолкнул своего соседа. Либо это вообще был Мерривальд, не согласный с моим выбором телесной оболочки…

В любом случае, связь, энергия и призыв угодили в другого. Более напористого и своенравного, активного и сильного.

Да и пусть! Лишь бы только это все сработало! Потому что, оказывается, уже наступил вечер, и я так устала, что падаю рядом с Кесси на солому и засыпаю.



Мира Кейл

Отредактировано: 02.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться