Сестра реки (черный рай, т.3)

10.2

Одним поздним вечером мы с Викой помогали слугам убирать в саду. Бардак был, словно после вечеринки первокурсников, вырвавшихся из-под родительской опеки. Несмотря на масштабы бедствия и тот факт, что ранним утром прибудет новая группа «студентов», Заккира наотрез отказалась участвовать в наведении порядка. 

Сложила лишь несколько тарелок в стопку и, возмутившись, что она не должна выполнять работу, за которую платят слугам, прислонилась к дереву, достала кинжал и взялась за яблоко. Она отрезала большие куски и запихивала себе в рот. Пережевывала их точно лошадь, громко чавкая и не беспокоясь, что сок стекает по подбородку. 

Разделавшись с фруктом, вытерла рот кожаным наручем и начала практиковаться в меткости, метая нож в сухое дерево. Всегда в цель, всегда в одно и то же место, там даже кора отвалилась. Надеюсь, под ее прицелом никогда не окажется мое или Викино сердце.

Сегодняшнее сражение с Черной Смертью было особенно тяжелым, и пока я очистила, исцелила и наполнила энергией всех раненых, мои собственные запасы сил истощились. Еще от струн полопались водяные мозоли на пальцах и кровоточили. 

Раденгар застал меня за уборкой разбросанных салфеток и печенья с травы. Увидев кровавые следы на белой ткани, заставил все бросить и увел на скамейку. Мне непривычно отдыхать, когда другие работают, но я была рада этой передышке, поскольку усталость уже придавливала к земле, а перед глазами мелькали «мушки». 

Хранитель гор сидел со мной в обнимку и не возражал, когда я положила голову ему на колени.  Взял только мою рабочую руку в свои и долго целовал каждый раненый палец.

– Да когда это уже закончится? – возмутилась Заккира, когда одна не очень удачливая служанка задела стоящую посреди дороги амазонку, и кинжал той промахнулся мимо дерева. – Я не могу растрачивать вот так свое бесценное время! Тошно уже смотреть на все это.

Не ясно, она имела в виду уборку после очередного собрания, или эти самые собрания, или же нашу близость с Раденгаром.

– Ага, согласна, тошно – не то слово, – парировала Вика, очевидно, намекая на варварский способ Заккиры принимать пищу. А потом подруга возьми да и повернись ко мне с провокационным вопросом: – Эрика, вместо барса тебя теперь Раденгар будет охранять? Давно не видела котика у твоих дверей.  

Что ж, должна признать, такой подножки я не ожидала, как и того, что кто-то в курсе о том, что все ночи мы проводим с Раденгаром вместе. Ограждаем друг друга от кошмаров, ничего больше. Дальше объятий по безмолвному соглашению у нас никогда не заходило. И приходил он ко мне поздно, когда весь дом уже погружался в сон. 

– Даже не знаю, что тебе на это ответить, – призналась я. 

– Раденгар, может, тебе есть что сказать? Каждое утро просыпаюсь от хихиканья служанок около вашей двери, – не унималась Вика, судя по всему, решившая во что бы то ни стало взбесить амазонку. Месть подруги за подругу – она такая, безрассудная и зачастую перескакивающая через границы приличия. 

– Я обязательно выясню у Имберто, почему вместо работы служанки стоят под дверьми и хихикают, – сухо ответил хранитель гор, которого сложно поймать на крючок провокаций. Зато Илиана с двумя другими девушками переглянулись и стали убираться активнее, выхватив у Вики тарелки.

Тем не менее, своим ответом Раденгар дал ответ на вопрос, который подразумевался: да, он спит со мной.

Заккира сходила за упавшим кинжалом и, сказав, что ей невыносимо уже здесь находиться, ушла в дом. Все вздохнули с облегчением: проблем и напряжения от нее было больше, чем помощи.

Следующим утром, когда я шла на очередную встречу с хранителями, остановилась у открытой двери в покои Виннарда. Вика по обыкновению была там, приводила хранителя в порядок. Она настолько прижилась в БронТасуиле, что ни разу не заикнулась о том, чтобы вернуться домой. Похоже, она все глубже и глубже проникалась симпатией к хранителю леса. И это была не привязанность сиделки к своему пациенту. 

Ее руки, ласково расчесывающие волосы Винна и сбривающие щетину, порхали с нежностью и трепетным ожиданием. Она даже говорила с ним. Я слышала, как она хвалила его за мужество и стойкость, за то, что не сдается, и просила его еще немного подождать, пока матерая Эрика все исправит. Что нет такой раны, которую не исцелит ее музыка. Разве что сердечная, но тут ему на помощь придет Вика, ей в этом нет равных.

На этих словах она быстро смахнула слезы плечом и заметила меня.



Мира Кейл

Отредактировано: 02.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться