Сестра реки (черный рай, т.3)

10.3

– Эрика… Хоть я тоже иногда грешу подслушиванием, шпионажем и шантажом, но ты! Когда ты опустилась до такого?

– Когда вломилась в дом Джольфа? А вообще, я стояла перед открытой дверью, о каком шпионаже идет речь? – поддержала игривый тон подруги, не расспрашивая ее об услышанном. Очевидно, что ей неловко. Сама скажет, когда будет готова. Но я недооценила ее прямолинейность. 

– Зайди и закрой дверь, – выждав, когда я выполню поручение, продолжила: – Вот и пришло время для этого разговора. 

– Видимо, да, – не сговариваясь, мы подошли к окну и сели на широкий подоконник.

– Сначала давай пообещаем, что выйдем из этой комнаты подругами. Как и раньше. Ни один мужик не разрушит десятилетие наших отношений, – Вика была непривычно серьёзной. 

– Обещаю, – заверила я. Ничто не изменит мое отношение к любимой подруге. – А если какой мужик и влезет, то мы, не мешкая, от него избавимся.

– Ага! – хохотнула она, протягивая мне свой мизинец, а я ей свой. 

Соединив и пожав их, мы кивнули друг другу и Вика начала:

– Ты сделала выбор между братьями, правильно? 

– Все очень сложно, Вик. 

– Да сколько ж тебе надо этих мужчин-то? – она неверно расценила мою неуверенность. – Вот уж не думала, что после Макса ты бросишься во все тяжкие!

– Не перебивай. Я просто не знаю, что у нас с Раденгаром. 

– А что может быть между мужчиной и женщиной, когда они спят в одной кровати, кормят друг друга чуть ли не с руки и переглядываются, как влюбленные школьники через весь класс? – Вика закатила глаза. Да это и понятно, никто бы и не подумал, что мы просто спим вместе, в прямом смысле. 

– У нас ничего не было, Вик. 

– Вы что, просто лежите? Как такое возможно?! Он к тебе даже не приставал? 

– Нет… Как будто и не хочет. Обнимает и засыпает. 

– Ну а ты? Инициатором не обязательно должен быть только мужчина!

– Да пробовала я, – хотелось провалиться глубоко под землю вместе с этим признанием.

– И?

– Я его всего лишь обняла, по спине погладила. И ладонь его поцеловала. А он извинился и отвернулся. 

– Это, конечно, странно, – подруга задумалась, видимо пыталась найти способ меня утешить. – Но, заметь, засыпает с тобой, а не где-то еще.

– И это порождает еще больше вопросов! Ладно, мы отвлеклись. Значит, ты полюбила Виннарда? – чего тянуть-то? Лучше сразу все выяснить. 

– Немного странный вопрос, тебе не кажется? Пока он ни разу не стрельнул в меня взглядом или шуткой, сложно точно описать мои чувства. Но что-то определенно есть, – тут она посмотрела, оценивая реакцию.

– Я очень рада за вас. 

Это была чистая правда, хотя рядом с радостью ворчали ревность и боль. Однако, мне хватало осознанности понять, что это ничто иное, как проявление эгоизма, детское нежелание делить свое с кем-то еще. Только, во-первых, Винн – не моя собственность. Как и любой другой человек. Во-вторых, все мое существо настолько привязано к Раденгару, что даже если у нас все оборвется, я вряд ли смогу быть с кем-либо другим. 

– И… все?

– А что еще? Нельзя кому-то запретить любить, как и не получится заставить любить. Ни у кого нет такого как права, так и власти. Чувства вообще плохо слушаются разума. Так что решение не за мной, а за Виннардом. Уверена, он знает о твоей заботе о нем и уже начал проникаться к тебе не только благодарностью, но и чувствами. 

– Возможно, ты права... Ну серьёзно, ты не против? Нет никаких недомолвок между нами? Я тебя люблю уже пол жизни, поэтому, если ты будешь против… 

– На мой взгляд, вы идеально подходите друг другу, и я даю вам свое благословение, если ты об этом, – прервала ее, прежде чем она успела сказать то, о чем даже думать не должна! – А дальше все зависит только от вас.

Мы крепко обнялись, и мне подумалось, что после этого разговора наша дружба лишь укрепилась. 

– Спасибо тебе, Эрика моя. У меня много дорогих подруг, но, скажу по секрету, ты все-таки немного лучше, чем они.

– И тебе спасибо. За то, что ставишь на место Заккиру. Хоть какой-то плюс от того, что я тебя с собой взяла.

– Колкость за колкость… А ты молодец, учишься. Раденгар на тебя хорошо влияет, раньше-то ни врать, ни яд пускать не умела.

Я действительно была бесконечно благодарна Вике за воспитательные работы, которые она проводила со «стервазонкой», поскольку не могла в открытую провести их сама – наши отношения с Раденгаром еще слишком непонятны.

Теперь можно надеяться, что Заккира станет вести себя несколько скромнее (хотя лучше, чтобы она вообще ушла!). 

Как же я ошибалась, думая, что воительница успокоилась и сняла мишень с Раденгара. Я не видела всей глубины ее подлой натуры, забыла, что затишье всегда бывает перед бурей, и за ее смирением скрывалась решимость любой ценой отвоевать хранителя гор себе. 



Мира Кейл

Отредактировано: 02.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться