Сестра реки (черный рай, т.3)

11.7

– Это плохая идея, – говорю, замирая в пороге. Такая беззащитная в этой пене. Раскраснелась от теплой воды. Влажные короткие волосы вьются пуще прежнего. Она в шоке, да и я сам тоже, но, готов поспорить, мы оба тайно желали, чтобы я сюда вошел. Рассмотрел ее лицо, полюбовался шеей и изящными ключицами, и, не удержавшись, позволил взгляду нырнуть чуть ниже. Грудь видно? Нет, а жаль. 

Она заметила мои бесстыдные разглядывания и позволила своим прекрасным глазам скользнуть мне прямо в пах. Мгновенно разум вспыхнул огнем, пламя понеслось по венам, ну, и там, внизу, разумеется, тоже занялся пожар. А она всего лишь на меня посмотрела. Посмотрела.

– Ты про полотенце или про то, что вломился без разрешения? – как ни в чем ни бывало спрашивает она.

– И то, и то.

– Тогда я ничего не понимаю. И руки у тебя пустые, где одежда? 

– Все ты понимаешь!

– Хм… дай-ка подумать… – постучала пальчиком по губам. – Знаю! Ты собираешься обрядить меня в свою пропахшую конюшнями рубашку! Да?

Завороженно смотрю, как ее губы слегка приоткрываются, прикусывая кончик пальца. О, боги, сейчас вытащу ее из ванной и потащу в кровать! Хотя к чему тянуть? Возьму ее прямо здесь. 

Стоп! Два поцелуя – это предел.

– Первый, – не сказал, а больше прорычал, не совладав с голосом, и подлетел к деревянной посудине, в которой лежала Эрика.

Она успела только поднять голову мне навстречу, возмутиться, наверное, хотела, но я не дал. Оперевшись на борта ванны, прикоснулся поцелуем к ее сладким губам.

Ошеломительно. Настолько долгожданно, что мышцы скрутило судорогой, и я на несколько мгновений забыл, как целоваться. Просто стоял, ловя ее дыхание. 

– Раденгар… 

Ее шепот активировал меня, точно спусковой рычаг, и я набросился на нее, теряя связь с реальностью и не думая, что как раз такие поцелуи зачастую и приводят к большему. Легко приведут к большему, учитывая что она прямо подо мной, голая и манящая.

Так изголодался, что ее болезненный стон принял за наслаждение. 

– Милая моя, прости, – опомнившись, обхватил ее лицо ладонями, поглаживая большим пальцем рассеченную губу. – Совсем рассудок потерял, только и думал о том, чтобы целовать тебя… 

Снова припал к ней, теперь уже нежно, бережно целуя рану. Хотя меня того и гляди разорвет на части от сдерживания: внутри словно беснуется одновременно несколько табунов лошадей, бьют копытами, рвутся на волю. 

Да я сам пахну ничем не лучше коня. Наверное, поэтому ее губы совсем не приветливы. До ванны же так и не дошел. Хотя, вообще-то, дошел. Ну и пусть немного не до той. 

Эрика несмело дотрагивается до меня, и я практически теряю равновесие от счастья ощущать эти родные прикосновения. Ее неуверенность длится пару секунд, и затем она приникает ко мне, расслабляя губы и впуская к себе. Радость от нашего воссоединения начала мощную зачистку памяти от тоски и одиночества, которые в прямом смысле убивали меня все это время без моей женщины.

Наши языки сплетались, сам поцелуй, наполненный страстью и вожделением, превратился в занятие любовью.

Второй… И он же последний… 

Ее пальцы на моем затылке. На их кончиках – средоточие наслаждения для меня. Только она умеет так ласково перебирать волосы, массировать кожу, отчего я разве что не мурлычу как большой кот. Потянула меня к себе, и я отрицательно хмыкнул, снова упираясь в борта ванны. 

Похоже, мое сопротивление было ожидаемо, потому что Эрика тут же запустила руки под рубашку, думая, что сможет усыпить мою бдительность. Расстегнула первые пуговицы и провела пальцами по плечам, затем по груди. Это было настолько близко к сердцу, будто она прикоснулась прямо к нему. 

Я бы без раздумий вскрыл грудную клетку и отдал ей его. Не задавая вопросов, отдал бы все, что она попросит. Я доверял ей себя всецело. И хотел быть единым с ней навсегда в этой жизни и во всех последующих. 

Но сейчас мне хватит и того, чтобы прижать ее к… любой поверхности, наслаждаться тем, что ее тело во власти моего… быть внутри нее, частью нее, и чувствовать ее частью себя.

Очевидно, мы были едины в этом желании: она провела руками по спине и, не сумев подлезть под тугой пояс брюк, ухватилась за задницу снаружи, делая еще одну попытку притянуть к себе. 

Черт, как же быть?  И уйти не могу, и разойтись тоже. Два обещания связывают мне руки. Но раз сам дал, самому можно и отменить? 

Не в силах договориться с самим собой, потому что мозг давно отключился, разрешил себе урвать чуть больше, чем всего лишь пара поцелуев, и тут...



Мира Кейл

Отредактировано: 02.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться