Сеть Антимира

Font size: - +

Глава 15

 

Глава 15

– А точно не раскиснет? – присев на краю понтона, где был пролом, Пригоршня ногой качнул стоящую на воде лодку.

– Они много раз плавали на ней, пока не сделали понтон, – Химик первым шагнул на дно лодки. Красный Ворон, свесившись с понтона, придерживал ее за кольцо на покатом носу. – Вил говорит, резина обработана лаком, которому не страшна щелочь.

Окутывающая котлован дымка светилась глубоким ясным светом, стояла мягкая полутьма. Пригоршня предпочел бы, чтобы освещение было либо более тусклым, чтобы засевшим на базе было труднее заметить гостей, либо, раз уж оно все равно такой интенсивности, более верным, четким. Сейчас оно шло волнами, в глубине марева перемещались облака мерцания, и отсюда, из центра озера, казалось, что там кто-то живет.

– Садись уже, – буркнул наемник. – Время идет.

Пригоршня покачал головой, присел и опустил в лодку ноги. Усевшись на доске, упер ступни в прогибающееся дно, взялся за пластиковое весло с двумя лопастями. Ворон, бесшумно скользнув с понтона, устроился на носу. Видеть его без плаща было непривычно. Лодка качнулась, наемник оттолкнулся от моста, Пригоршня опустил в воду сначала один конец весла, потом другой, и они поплыли.

С оружием было хреново: пистолет с одним патроном, заточка, арматурный трезубец и два ножа: столовый у Химика и «офицерский» раскладной, у Пригоршни. А у засевших на базе, судя по перестрелке на понтоне, несколько огнестрелов. И боеприпаса хватает. Одна надежда на внезапность, на выучку Пригоршни и таланты Ворона.

– Лучше б ты все же с нами не плыл, мохнатый, – тихо сказал Пригоршня, направляя лодку вдоль понтона. – А то оставили бразера Вила одного, а он нам не сват, не брат, да и вообще идеологический враг и капиталист. Слышали про «Биофарм»? Рассказывали, как они в одном африканском княжестве по договору с тамошним диктатором тестировали какой-то свое лекарство прямо в гетто и переморили несколько тысяч народу, ошибка там какая-то оказалась в формуле.

– Вил показался мне приличным человеком, – возразил Химик, – к тому же он одинок, напуган, растерян и понятия не имеет, что делать дальше. Сейчас он на нашей стороне. Да и какой он капиталист, Никита? Молодой ученый по найму из Венгрии.

– Ладно, все равно ты уже с нами чухаешь.

– А как с червями? – подал голос Красный Ворон. – Если нападут?

Химик ответил:

– Я говорил про это с Вилом, и он рассказал, как три года назад при очередной атаке червей командиру прикрывающего экспедицию отряда удалось выстрелить из силовика, который они нашли в Ковчеге, прямо внутрь норы. Причем силовик до того был включен и копил энергию около пятнадцати секунд.

– Ну? – заинтересовался Пригоршня, вспоминая, как он раскорежил дверь депо на Периметре. – Говори, чего замолчал?

– Я пытаюсь мысленно перевести слова Вила, мы же общаемся на английском. В общем, тогда, вроде бы, произошло примерно то же самое, что и после моего супер-удара кнутом. По всему озеру открылись норы, черви повыпадали наружу и утонули либо разбились о берег. И после этого с месяц их не было видно. Люди уже решили, что червям конец. Но потом один высунулся, другой, они постепенно начали появляться все чаще… В общем, у меня впечатление, что после силового удара часть их погибла, а другие забились по щелям и пережидали. А может, силовая вспышка на время лишила выживших ориентации, что-то там у них приглушила, и им нужно было длительное время, чтобы прийти в себя.

– Короче, намекаешь, что в эту ночь черви точно не объявятся?

Ворон поднял руку, привстал, и они замолчали. Пригоршня прекратил грести, лодка плыла по инерции. Трезубец, с обмотанными куском брезента крюками, был засунут за ремень, а пистолет висел в кобуре. С единственным патроном пистолет. Пригоршня себя из-за этого чувствовал немного глупо. Один патрон, черт, зачем он вообще, чтобы в череп себе пустить, если враги окружат и выхода не будет?

– Что там? – тихо-тихо прошептал он.

Красный Ворон еще несколько секунд не двигался, потом присел и оглянулся.

– Мне показалось – на берегу движение.

– Да вроде нет никого.

– Может и нет.

– Они могли поставить часового? – спросил Химик.

– Да вот я думал про это, – Пригоршня положил весло, взялся за понтон и повел лодку дальше, бесшумно перебирая по нему руками. – Там трое воргов, раненый Барс, хотя он мог и помереть уже, ну и Ведьмак. Зуб даю, они не ждут, что мы с Ковчега заявимся к ним в гости. И еще такое соображение: по сторонам склоны отвесные, так что если плыть не прямо к базе, а перпендикулярно понтону, то там и не выберешься особо. По крайней мере, не получится в темноте по такому крутому склону доползти до базы. Если бы вода была нормальная, тогда ладно, а в эту жижу розовую ненароком свалиться не хочется, да? И отсюда два вывода: первое, мне кажется, за берегом они не особо следят, и второе – что бы там ни было, у нас просто нет другого пути. По-любому плывем к базе, и на месте решаем, что к чему.

– Но чего они ждут? – спросил Химик. – Сидят там на берегу… зачем? Мы практически уверены, что Ведьмак рвется сюда. Хочет установить Маяк, покинуть в Ковчеге континуум. И тем его окончательно разрушить.

– Ага, зверь, а не человек! – в который раз возмутился Пригоршня. – Вы прикиньте, наплевать ему на миллиарды людей, на детишек, на все человечество, лишь бы самому спастись.

– Он не зверь, Никита, хотя, я дума, что теперь и не человек. Это существо с измененной психикой, и мы не знаем, какие в его голове бродят мысли, какие у него мотивации и намерения.

Пригоршня вспомнил хромого лысого великана с артефактом, вставленным в глазницу, и вторым, в колене, вспомнил его взгляд, манеру говорить, тяжелый стук его трости с горящим огнем набалдашником, и поежился.



Андрей Левицкий

#2148 at Fantasy
#1379 at Other
#59 at Action

Edited: 13.01.2016

Add to Library


Complain




Books language: