Сеть

Размер шрифта: - +

Глава 16

Глава 16

 

Они ехали в полной тишине. Разговаривать не хотелось. Молчание было своеобразной данью памяти погибшим. Никто в мире, еще в начале дня, не мог предположить, чем он закончится. Счет жертв наверняка шел на десятки тысяч по всему миру, если не на сотни. Судьба амстердамского вокзала могла постигнуть и другие крупные города.

            Молчание нарушил звонок на терминал Полины. Это была Алекса Мориц.

            - Слава богу, вы живы! – Первым делом произнесла она облегченно. – Ничего себе заявочки, да?

            - Привет, ты как?

            - Нормально. Куда-то едете?

            - К родителям Генри.

            - Я смотрю, ваши отношения развиваются.

            - Привет, Алекса! – Генри помахал в камеру.

            - Привет, Генри. Что думаете, по поводу последних событий?

            - В Сети жуткая сторонняя активность. Филиппос решил громко вернуться.

            - Я так и знала. Как думаешь, ты ему еще нужна?

            - Не знаю. Может быть, у него теперь таких, как я тысячи. Блохин передал мне послание с предупреждением. Теперь я ему не особо доверяю, но он сообщил, что в роли киборгов люди со способностями, как у меня. Представь себе, какой это симбиоз?

            - Жуть. Надо было довести наше дело до конца. Профессора твоего надо было вывезти силой, или шлепнуть его там. Без него Филиппос не смог бы так развиться.

            - Теперь поздно думать об этом. Что собираешься делать сама?

            - Пока не знаю. Буду осторожнее.

            - Потрать все деньги, иначе ими потом не получиться воспользоваться. – Вставил реплику Генри. – Прямо сейчас.

            - Точно, наверняка он ударит и по финансовой системе. Спасибо, что надоумили. Пока, побежала в магазин.

            В районе международного вокзала Амстердама полыхало зарево. В ту сторону не хотелось смотреть. Полина физически ощущала боль и скорбь, витавшую в том месте. Вэн вышел на автобан и разогнался до максимальной скорости. Вдалеке от города жизнь выглядела привычно будничной. Легковушки, автобусы и грузовики ехали в обе стороны, так же, как и вчера и неделю назад. Чувство тревоги отступило на задний план.

            - Есть во всем этом и приятный момент. – Произнесла Полина после долгого молчания.

            - Да? И какой же?

            - Каникулы будут гораздо дольше, чем обычно.

            - Думаешь?

            - Пытаюсь.

            - Тогда можем погостить в моем семействе дольше, чем собирались. Девчонки будут рады.

            - Может, так и получится. Крупные аварии, это первый шаг, потом отключение связи, транспорта и финансовой системы, потом, подавление очагов сопротивления и последний этап, это провозглашение новых правил игры.

            - И какими они будут?

            - Не знаю, пока. Что-нибудь из классической диктатуры. Большой Брат или что-нибудь в этом роде. Сеть позволит идеально контролировать порядок. Раньше она работала на комфорт человечества, теперь будет работать на комфорт одного человека.

            - Ты нагнала на меня жути. Я не могу представить себе таких перемен. Это преувеличение, фантастика. Люди не захотят так жить. Найдут способ сопротивляться. Например, мы с тобой. Мы же не станем жить так, как хочет Филиппос. И родственники мои не станут. Я не позволю им этого.

            - Хотелось бы верить, но мне кажется, что таких, как мы с тобой наберется не очень много. Люди помыкаются, поголодают, прочувствуют на своей шкуре, что значит лишения, а у них на глазах будут те, кто принял новый мир. Они будут сытые и довольные. И большинство выберет себе сытую жизнь, хоть и с кучей ограничений. Нам с тобой эта жизнь не светит. От нас Филиппос избавится в первую очередь. Мы те, кто знает о нем слишком много.

            - То есть, мы автоматически попадаем в сопротивление.

            - Да, автоматически.

            - Нам нужны арсеналы, люди и территория, на которой не работает Сеть.

            - Нам нужны светлые головы, которые смогли бы клонировать программы и  оборудование, изобретенное Блохиным, и жить среди людей невидимками. Если мы попробуем обособиться, то получится, что мы упростим работу Филиппосу, сами себя, отделив от общей, согласной массы. Будем червоточить изнутри.



Сергей Панченко

Отредактировано: 22.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться