Сеть

Размер шрифта: - +

Глава 17

Глава 17

 

            Ни о каком возвращении к учебе можно было и не думать. Изменения в мире происходили всерьез и надолго. Полина делала все, что умела, чтобы сбросить с хвоста преследующих ее убийц и нейтрализовать воздействие киборгов на используемую ей технику. Две недели, они с Генри находились в пути, меняя машины, перемещаясь пешком и на велосипедах. Информационные потоки, как щупальца спрута, были по всей Сети. Они искали их и готовы были удавить сразу, как только найдут.

            За это время, мир, незримо со стороны, но ощутимо для тех, кто пользовался Сетью, кардинально менялся. Для идентификации в Сети появились новые способы подтверждения личности. Теперь необходимо было кроме ДНК, обязательно снимать изображение лица. Арендованный автомобиль не трогался с места, пока все его пассажиры не подставили лицо камере. Для многих была ограничена возможность передвижения. Сеть просто не продавала билеты на транспорт, дальше определенного места. Налицо была попытка создать изолированные анклавы, для управления ими по формуле «разделяй и властвуй». Полина ждала этого и теперь знала наверняка, что скоро в анклавах появятся наместники, поставленные самим Филиппосом, или Блохиным. Она еще не могла понять, кто же из низ них на самом деле ведущий, а кто ведомый

            Путь привел их в Африку. В маленький городок, что находился у самой границы с этническим заповедником. Именно в этих краях, там, где сохранилась первобытная изоляция от Сети и хотели спрятать своих родственников Полина и Генри. Для начала, они хотели обустроить место будущего жительства, хотя бы с минимальным комфортом. Мазанки, как у туземцев, категорически не подходили. Генри подошел к этому вопросу, как инженер. Он узнал, что в этих краях в ходу, так называемые вагончики для туристов. Полностью автономные жилища из полимеров, со всей необходимой техникой и хорошими санитарными условиями. Чтобы они не выделялись на фоне природы, Генри при помощи туземцев из знакомого племени, прикопал их и создал вокруг имитацию мазанок. Со стороны и с воздуха нельзя было заподозрить ничего необычного.

            Полина же взяла на себя заботы по планированию переезда родителей, своих и Генри. Из-за ограничений по передвижению, наложенных Сетью, требовалось сделать так, чтобы она ничего не заметила. Для этого потребовалось воспользоваться услугами транспортной сети, упаковав родителей, как груз. Несколько раз перегрузить их, полностью поменяв всю маркировку и только потом доставить к постоянному месту жительства. Доставка была не самой сложной процедурой. Гораздо сложнее было уговорить родителей пойти на этот шаг. Как и все люди старшего возраста, они считали, что пустили корни в том месте, в котором жили, и теперь, только смерть сможет поменять их прописку. Полина приводила аргументы, показывала изменения, которые явно происходили в мире. Объясняла, что через родных враг обязательно постарается выйти и на Полину с Генри, чтобы устранить их.

            Решающим образом родителей Генри подтолкнуло принять предложение сына и невестки стало назначение нового главы их муниципалитета. Им стал Джон Гронхолм, неприятный тип, пьяница и поганец по жизни. Его считали пропавшим полгода назад. Поэтому было совсем непонятно, каким образом он оказался в кресле главы. Ему и метлу нельзя было доверить. Семейство Макдауэллов было знакомо с ним, и не сказать, что по хорошему поводу. Генри смог убедить их, что Гронхолм представитель новой власти, о которой они с Полиной их предупреждали, и что теперь им житья не будет с таким главой.

            Родителям Полины хватило одного письма от администрации района в котором было написано о предполагаемом низком урожае зерна и овощей, и в связи с этим, они должны были дать согласие на снижение нормы потребления молока, мяса, хлеба и овощей. Выглядело это, по крайней мере неправдоподобно. Отец Полины не заметил никаких признаков плохого урожая в их деревне, и счел письмо актом психологического воздействия новой власти на население. А власть, непонятным образом, поменялась и в их районе. Сомнения были отвергнуты, и чета Громовых отправилась на африканский континент, в первозданную дикость.

 

            С того самого дня, когда упала суборбитальная станция, и случились другие катастрофы, у населения планеты возникали все новые и новые вопросы, которые оставались без ответа. Почему так случилось? Куда смотрели правительства, органы правопорядка и прочие ведомства, ответственные за нормальное функционирование системы? Туда же они смотрели, куда и все. В Сеть. По их мнению, там были все ответы. Они ждали, что вот-вот все нормализуется, станет, как прежде. Медлили, не давая инструкций населению, как действовать в случае сбоев в Сети. Отмахивались общими фразами, соблюдать осторожность и все в таком духе.

            Неопределенность играла на руку Филиппосу. Он забавлялся беспомощностью властей и знал наперед, что скоро народ будет просить дать им хоть какой-нибудь жизненный ориентир. Им нужен был пастух, потому что сотни лет цивилизации не выбили из них стадного чувства. Люди как были «баранами», так ими и остались. Даже те, кого он метил в наместники, были «баранами», но только чем-то обиженными на прежнюю власть. Им он дарил сильно усеченную аналитическую способность и возможность видеть в темноте. Этого хватало, чтобы выглядеть суперчеловеком в глазах простых людей. Как правило, такие люди не понимали ответственности за свои поступки и жаждали реванша у прежней власти. Их можно было легко контролировать, пугая лишением способностей. Страх потерять их заставлял наместников быть исполнительными и активными.



Сергей Панченко

Отредактировано: 22.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться