Сетература сегодня. Критик - читателю

Размер шрифта: - +

Зыбкий мир прозы Эмилии Галаган ( "Если бы можно в сердце поглубже...")

 

О творчестве Эмилии Галаган писать трудно.

Но хочется.

Почему? Прежде всего потому, что хочется сказать спасибо автору всех этих прекрасных, воздушных, невесомых строк… И донести до других читателей: смотрите, смотрите, какой прекрасный писатель! Какие удивительные рассказы! Какая замечательная повесть!

Но отчего трудно говорить об этом авторе, тяжело анализировать его тексты?

Прежде всего потому, что некоторые из них (не все) имеют ослабленный сюжет. Это касается и повести «Если бы можно в сердце поглубже…»

Сюжет этой вещи хочется назвать лирическим сюжетом. Что, конечно, в литературоведческом смысле строго неверно, перед нами эпос, не лирика.

Но бывают же стихотворения в прозе…

«Если бы можно в сердце поглубже…» хочется назвать стихотворением в средней эпической форме. В форме повести.

Как следует из аннотации, рассказывается здесь о том, как автор работала в ларьке. Перед глазами читателя проходят покупатели – полные женщины, приобретающие журналы о похудании, дети, интересующиеся жвачкой и палочками со Спанч Бобом, городские психи, усталые работяги, спешащие утром на станцию… Мы видим владельца ларька Старого Хера, сетующего на то, что главная героиня повести недостаточно «шюстрая», видим ее друзей, поедающих соленую соломку и просроченные сникерсы. И не замечаем, как они становятся нам родными, ведь они – надо же! – те, те самые люди, которые ходят с нами по одним улицам, ездят по одним маршрутам в переполненном общественном транспорте.

Мне даже казалось, что я узнаю этот ларек, ведь я тоже ходила устраиваться туда на работу, кажется, это было лето после 9-го класса, но не сложилось, и, честно говоря, слава богу… А Верка, соседка главной героини, с которой она снимает комнату, она ведь чем-то напоминает мою подругу, с которой мы жили вместе в старших классах…

Читаешь, а в ушах звучат незабываемые треки Земфиры, покорившие мою страну в нулевых, и тебя словно отбрасывает в то уже довольно далекое, нищее и нервное время. И ты понимаешь: да это же обо мне, о нас, о людях моего поколения.

Так оно всегда и бывает с хорошей литературой.

Это очень зыбкая, острая, тонкая повесть. Повесть о морозах и болезни, о дружбе и расставании, о борьбе с собой, о предательстве, о принятии и понимании себя…

Здесь ничего не говорится о таких вещах прямо и не надо, ведь когда прямо, слишком в лоб, это всегда разрушает, делает текст невыносимым.

Все гораздо тоньше, но очень искренне и очень правдиво.

Ради двух вещей стоит читать эту повесть: первое, время, о котором идет речь, оно описано удивительно точно и верно, эффект погружения полный. И второе – внутренний мир главной героини, в которой многие узнают себя, обнаружат свои мысли, свои чувства. Свои надежды и свое отчаяние.

Нет, после прочтения не хочется повеситься, как от иных текстов. Скажем прямо, все кончается хорошо. Творение Эмилии Галаган – это не чернуха. Вообще. Но все же это довольно тяжелая вещь, и вероятно, она не подойдет тем, кто желает «просто отдохнуть».

Но бывают в жизни моменты, когда хочется чего-то свежего, искреннего, родного…

Простого и яростного, как мороз, пробирающий до костей главную героиню повести. Вот для таких моментов и подойдет «Если бы можно в сердце поглубже…»

И окунувшись в этот лирический текст, вы вряд ли сможете вынырнуть обратно. Бросить, не дочитав до конца. Не зря ведь названием стала строчка из песни.

Это и в самом деле похоже на песню. Одно большое лирическое произведение.

Стихотворение в прозе. Я же говорила.



Наталья Царева

#1143 в Разное
#78 в Неформат

В тексте есть: рецензии, отзывы, критика

Отредактировано: 23.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться