Северный экспресс

Размер шрифта: - +

Часть первая. Попутчик

 

Поезд набирал скорость, увозя вереницу вагонов дальше на север. Ещё одна короткая остановка и всё – трехчасовой перегон отдалит от дома на добрую тысячу километров. Наверное, не стоило убегать, рвать по живому, но прощаться и что-то объяснять было слишком больно. И меня бы просто никто не понял. И не отпустил.

Усталость наваливалась на плечи ватным одеялом, убаюкивая под мерный шум вагона, но я старалась не заснуть. Хотя бы до последней станции, после которой станет совсем спокойно. За окном уже клубилась тьма, рассекаемая редкими всполохами фонарей, но в купе было светло и уютно – клетчатая обивка сидений, светлые стены. Что сказать – СВ. Не зря потратилась напоследок. По цене едва ли не дороже авиабилета в первом классе, так что популярностью не пользуется – кроме меня в вагоне было от силы человека три, включая проводника. Хотелось бы, чтобы так оно и осталось.

Вот и последняя остановка. Если верить расписанию – всего две минуты. Какая-то Тьмутаракань вдали от крупных городов. Зачем вообще скоростному поезду останавливаться в этой местности? Вряд ли кто-то из местных жителей осилит цену за билет.

Пальцы нервно барабанили по откидному столику все бесконечно долгие две минуты. В купе я оказалась одна и хотела бы остаться в одиночестве до пункта прибытия. Вероятность этого была высока, но напряжение, тяжестью разлитое по телу, почему-то не отпускало.

А поезд между тем уже отходил от платформы. Замелькали фонари, темные деревья, пронеслась мимо парочка домов за покосившимися заборами. Я вздохнула, расслабленно откидываясь на мягкую спинку, когда дверь купе скользнула в сторону, явив моему взору столь нежеланного попутчика.

– Добрый вечер, – улыбнулся мужчина.

– Темной ночи, – привычно поприветствовала я, отворачиваясь к окну и сжимая кулаки в бессильной ярости. В мутноватом стекле вместо пейзажа за окном отражался полуночный пассажир.

Мужчина, молодой, лет тридцати, русый, коротко стриженный, но немного взъерошенный и осунувшийся с лица, с темной и колючей даже на вид трехдневной щетиной. Странный пассажир. Особенно для СВ. Впрочем, как и я.

Пока мой попутчик устраивался, я продолжила следить за отражением. Мужчина снял куртку, отбросил в сторону небольшую спортивную сумку, предварительно вытащив из неё яблочный планшет, уселся напротив меня и залип в экран, периодически тыкая, свайпая, скролля и что-то печатая. Планшет то и дело отзывался звуками новых сообщений. Это нервировало. Я уже готова была что-то раздраженно сказать, несмотря на всё своё воспитание и выдержку, но мужчина, будто уловив мои мысли, достал из нагрудного кармана наушники-затычки, надел и полностью ушел в виртуальный мир, оставив меня в тишине и относительном покое.

Я тяжело вздохнула. Нервозность никуда не делась, хотя внешне сосед по купе не вызывал никаких эмоций. Вообще никаких. Интуиция также молчала. Я могла списать всё на усталость и голод, но это было лишь отговоркой, причем довольно хлипкой. Стоило задуматься о странностях, углубить снедающую меня тревожность, чтобы распознать скрытую опасность, но ничего не хотелось делать. Апатия поглотила с головой.

Да и, собственно говоря, чего мне терять? Пускай хоть маньяком-убийцей окажется, сейчас мне уже всё глубоко… по барабану.

Плюнув на своё взвинченное состояние, достала из кармана смартфон, запуская игру. На судоку меня хватило минут на десять. Пять минут потратила на последние уровни любимой головоломки. Потыкалась даже в ненавистные, но отчего-то не удаленные Plants vs. Zombies, пока окончательно не надоело. Интернета в вагоне не было, а от симки я избавилась, таскала с собой телефон ради книжек, но читать настроения не было совсем. Всё, что могла, уже прочитала, а начинать что-то новое было бессмысленно. Может, музыку послушать, успокоиться?

Рандомно выпавший из плей-листа Кипелов со своим хитом про свободу окончательно прибил моё настроение к отметке ниже плинтуса. Резко выдернула наушники, отбросив чертов гаджет в сторону на сиденье. Захотелось даже каблуками по экрану пройтись, но лучше как-нибудь потом, одной, без свидетелей.

Надо поспать, пожалуй. Ночной сон категорически против моего образа жизни, но попытка – не пытка.

Не расстилая постели, я закрыла глаза, призывая сновидения, но сон не шел. Зато пришли они. Кошмары.

Воспоминания.

Голоса.

Лица.

Сосущее чувство опустошенности.

Боль.

Мой отчаянный крик.

Наверное, я закричала и наяву. Громко. Иначе непонятно, отчего мой попутчик оказался передо мной, перепуганный и бледный, и держал за руку. Меня. За руку. Какого…?

Я попыталась вырвать запястье из цепких мужских пальцев, но мужчина не позволил:

– Вам плохо? Вы прямо ледяная! И закричали во сне.

– Плохой… сон… приснился, – надо же, какой у меня хриплый голос. И дыхание сбивается. И в глазах темнота, отсвечивающая красным. Точнее, красными нитями. Яркими, горячими, живыми. И стук. Набатом. Не в ушах, а где-то в груди. И не в моей груди.

Ч-черт!

Через силу я вырвала свою руку. Мир вновь обрел нормальные краски, хотя и слишком резкие, объемные. Наверное, у меня зрачок сейчас какой-то жуткий, во всю радужку. Опасное состояние…

– Там мест полно, – неопределенно дернула я головой, намекая на полупустой вагон. Мужчина только удивленно глянул на меня.

Я продолжила с большим напором, на всякий случай отвернувшись к окну и рассматривая отражения:

– Я могу опять… ну… покошмарить. Оно вам надо? Идите в другое купе, никого же нет!

– Прогоняете? – ухмылка у него занятная, озорная такая, мальчишеская. Даже в отражении притягивает взгляд. И вообще мужик симпатичный, в моём вкусе, и его щетина не портит. Смугловат, подтянут и довольно опрятен несмотря на глубокую ночь – может, бизнесмен какой, загулявший в деревне? Впрочем, какая мне разница? Это же просто случайный попутчик. Пускай, я и не верю в случайности.



Анастасия Мамонкина

Отредактировано: 22.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться