Северный экспресс

Размер шрифта: - +

Часть четвертая

 

Что-либо пояснить мужчина отказался, и я сидела на постели, кусая губы в нетерпении. Между делом оглядывалась по сторонам – оборотень зажег свет, давая возможность рассмотреть спартанскую обстановку «бункера». Кажется, он тут жил. Хотя я и не могла представить себе жизни в подобных условиях – комнатушка без окон, с голыми стенами, у входа простенькая вешалка, возле стены диван, на котором я расположилась без особого удобства, напротив узкий шкаф с катастрофическим минимумом вещей. Справа от дивана кофейный столик – копеечный, из ИКЕА, с застарелыми пятнами от кофейных кружек. И вообще вся атмосфера помещения казалась неуютно, неживой. И откровенно пованивала бедностью. Странно, ведь сам оборотень выглядел вполне прилично. Заросший, конечно, но явно не бомж. Но это убогое жильё на корню убивало всю прежнюю симпатию. Как и желание задержаться тут подольше.

Но Антон, как назло, собирался неспешно, то и дело прерываясь на телефонные разговоры. Под конец позвонил какому-то Урсу, чтобы тот срочно приехал в город. Урс рычал громко, даже я слышала, насколько телефонный собеседник недоволен подобной просьбой.

– Это всего на пару дней, пока я не разберусь со всем, – продолжал увещевать Антон в перерывах между рыками, одновременно зорко следя, чтобы я не сбежала ненароком. Наконец, рычание стихло, что-то пробубнило, и оборотень с благодарностями нажал отбой.

– Кому звонил? – полюбопытствовала я, искоса наблюдая, как роскошный мускулистый торс сперва показывается из-под стянутой футболки, а затем потихоньку, пуговица за пуговицей, скрывается за уже знакомой мне рубашкой. Руки чесались провести по гладкой коже, но я успешно мысленно била по ним, увещевая саму себя в неразумности подобных идей. Внутри что-то страдальчески ныло от такого запрета, тихо поскуливая, но внешне, надеюсь, мои помыслы никак не отражались.

– Другу. Нужно, чтобы за тобой приглядели пару дней, пока всё не успокоится.

– Я думала обратиться к Совету.

– Нет-нет, вот уж кого-кого, а Совет я пока втягивать не намерен. По-моему, все твои нынешние проблемы именно от него. И, пока я этого не опроверг, лучше тебе держаться от него подальше.

Я скептически хмыкнула. Прежде никаких проблем кроме не самой счастливой жизни у меня не было, я их сама себе обеспечила нечаянной, но совсем не случайной встречей с оборотнем.

– Но при этом они попросили тебя меня поймать!

– Найти и сопроводить, – поправил Антон. – И не совсем тебя.

– В смысле?

– В прямом. Я выполнял заказ на незарегистрированного представителя маг-сообщества, который по подложным документам приобрел билет в Питер. О сбежавших фейри в заказе не было ни слова.

Я смущенно прикусила губу. Как глупо спалилась… на документах. Стоило, наверное, заказать липовые, а не светить магией, покупая дорогой билет на клочок газеты с иллюзорным заклинанием.

– Впрочем, неважно. Сейчас поедем к моему знакомому, чтобы кое-что проверить.

– Что именно?

– Узнать, фейри ты или не фейри. Дмитрий лучший генетик в городе. Специализируется, конечно, не на определении видовой принадлежности, а на отклонениях эмбрионов, но зато способен буквально по капле крови выяснить, кто именно родится у смешанной пары. Вот и о тебе расскажет всё без труда.

– А если он скажет, что я фейри?

– Не скажет, – твёрдо стоял на своём Антон, завершив приготовления и с досадой проведя пальцами по заросшей скуле. Щетина, прежде казавшаяся трехдневной, теперь стала удивительным образом напоминать бороду. Но даже такая густая растительность его ничуть не портила, хотя раньше меня всегда воротило от бородатых и усатых мужчин. Как же так? Неужели привязка и на мне немного отразилась? И есть ли она вообще? Выглядит Антон на диво спокойным и собранным, хотя у людей первые дни откровенно сносило крышу.

Оборотень одной рукой схватил ключи, второй – мою руку, и уверенной походкой направился на выход. И, едва дверь распахнулась, я с трудом удержалась от пораженного возгласа.

– Так это не склад, а квартира такая? – ошеломленно пробормотала, оглядываясь. По обе стороны тянулся длинный светлый коридор с черными порталами дверей, а впереди слепило белым светом сплошное остекление от пола до потолка, заставляя прикипеть взглядом к панораме за окном. Там, невдалеке, лизали неровный песчаный берег соленые воды Финского залива. Над волнами стремительно носились чайки, а в туманной дали, почти у самого горизонта, высились громады кораблей. Какая красота! И я всё это время провела в каком-то шаге от чудесного вида!

– Да, она. А почему это должен быть склад?

– Я подумала… – забормотала я, не в силах оторваться от лицезрения накатывающих на берег волн, – стены голые… и лампочка… И из мебели почти ничего нет. Неуютно как-то, на склад похоже. Или на бункер в подвале. Окон же нет.

– Это стиль лофт, – обиженно буркнул Антон, схватил повыше локтя и уверенно повел налево по коридору, подальше от своей двери. – Модный, вообще-то. Мне один местный дизайнер интерьер разрабатывал, всем друзьям нравилось.

Я припомнила и голый бетонный пол, и лампу на плафоне, и криво отштукатуренные стены… Кажется, дизайнер попросту не заморачивался, и оставил квартиру в том же виде, в котором её сдал застройщик, поставил диван, пару полок и обозвал «лофтом». Никакого сравнения с теми интерьерами, где я жила прежде. Там ванны стояли на бронзовых лапах, а дверные ручки были покрыты золотом. Или столичная мода столь кардинальным образом отличается от питерской?

Сама не заметила, как мы спустились на парковку. Шла за Антоном, особо не оглядываясь по сторонам, пока не ткнулась в спину резко остановившегося оборотня.



Анастасия Мамонкина

Отредактировано: 22.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться