Северный ветер

Глава 28

Ночь была беспроглядной. Под ногами хлюпала вода, стылый воздух пробирал до костей, а ветер сжимал шею холодными пальцами. Тьма окружала повсюду, и Ольга шла на ощупь, то и дело запинаясь. Внезапно стало светлее, и она разглядела, что стоит на вершине холма, над головой ее полная луна в небе, а земля под ногами будто дрожит.

Ледяные порывы ветра пронизывали одежду, и Ольга скрестила руки на груди, пытаясь согреться. Сердце ее ныло от непонятной тоски, а еще ей было страшно, очень страшно, но она не знала, чего боится.

Внезапно за спиной ее послышался стон. Она поспешно обернулась и обмерла от ужаса – земля оказалась разрытой, а из черной холодной могилы показались бело-синие руки, отчаянно помогавшие хозяину выбраться наружу. Зажав рот рукой, Ольга отшатнулась, но чья-то ладонь легла на ее плечо.

Вновь обернувшись, она увидела рыжеволосую девушку. Это страшное лицо преследовало ее во сне, и вот настигло – когда-то прекрасное, а теперь мертвое. Стук собственного сердца заглушал все прочее, а крик так и рвался из груди, когда Ольга увидела тех, кто стоял у рыжей за спиной – несметное войско мертвецов. Они молчали и смотрели на Ольгу, все как один, а жуткое создание, бывшее когда-то красавицей, скалилось в ужасающей улыбке.

Ольга не могла пошевелить ни единым членом, время будто остановилось, а страх казался осязаемым, мерзким покровом окутавшим ее тело. Мёртвая женщина потянулась к ней истлевшими руками… Но вдруг взгляд мертвых глаз опустился ниже и уперся в ее живот.

Не веря своим глазам, Ольга наблюдала, как существо словно вновь наливалось жизнью, возвращая облик той самой красавицы с рыжими волосами. Лицо ее, столь же прекрасное, как и пугающее, исказилось гримасой боли. Рыжая упала на колени, все еще глядя на живот Ольги, и прошептала жутким, надтреснутым голосом:

- Чужая кровь…

А потом запрокинула голову и страшно закричала в самые небеса…

…Ольга распахнула глаза. Она судорожно хватала ртом воздух, пытаясь прийти в себя и понять, где находится. Спустя мгновение она узнала дом северян, в котором сейчас находилась, людей вокруг, но перед глазами все еще стояла ужасная картина, виденная ею во сне. Должно быть, во сне, ведь нет рядом никаких мертвецов, а только лишь люди, пленившие ее.

Несмотря на то, что в доме было довольно тепло, Ольгу трясло. Она забралась поглубже под шкуру, которая лежала рядом, и попыталась дышать глубоко, чтобы успокоиться. Опять этот жуткий кошмар вернулся… И вновь с этой рыжей девицей. Кто же она такая? И почему снится ей…

Подробности сна уже забылись, да Ольге и не хотелось вспоминать. Она боялась снова заснуть, а потому стала наблюдать за окружающими ее северянами.

По-видимому, уже смеркалось. Дом был полон народа, все сновали туда-сюда с едой и питьем, громогласно хохотали или просто разговаривали, было довольно шумно, но Ольге не хотелось выходить наружу – среди людей было не так страшно.

Хмель выветрился, оставив после себя сухость в горле и головную боль, а взамен вернулся липкий страх, заставляющий неметь руки и ноги. Ольга прекрасно помнила разговор с Ингемаром – по крайней мере, его первую половину, и понимала, что предводитель северян здорово напуган. Напуган так, как боятся все северяне – ничем не выказывая этого, но при этом готовясь к самому худшему. Иначе Ингемар не говорил бы с Ольгой о своей семье.

Она пыталась понять, как он связан с ее мужем. Агнар как-то говорил ей, что прежде некоторое время жил на севере, но без подробностей. Неужели он был в отряде этого жуткого воина? Судя по уважению, с которым Ингемар отзывался о нем, это было вполне возможно.

Значит, Агнар был среди них? Этих жестоких, мрачных, безрассудных и холодных людей. Северяне никогда не казались Ольге добрыми, но местные жители не шли ни в какое сравнение с теми, кто жил в родной деревне Агнара. Взгляды мужчин, преимущественно похотливые или холодные, заставляли девушку ежится от чувства тревоги, а с грубыми и резкими женщинами она вообще старалась не пересекаться. Те, казалось, готовы были задушить ее на месте.

Но даже общество этих людей она предпочитала встрече с восставшими мертвецами. При мысли о гниющих телах, идущих сплошной стеной, Ольгу начинало тошнить. Она задумалась над словами Ингемара – за что боги наслали на детей своих такую напасть? Вопрос «Чем северяне провинились?» не стоял бы ни в одном месте, которое те разграбили, но только не в их родных краях. На родине их походы были делом всей жизни, способом обогатиться и прославить свое имя. Что же они сделали не так, коль боги-отцы решили наказать их?

На глаза ей сегодня попались множество рабов с железными ошейниками. Они были скудно одеты, худы и неопрятны. Ольга понимала, что сама едва избежала такой участи – да и все еще могла ее разделить, ведь Ингемар непредсказуем. Она не знала, были ли среди них ее земляки – рабы говорили только на местном языке, а подойти к кому-либо она не решалась. Дунгад дал ей понять, что если она хочет выжить, то лучше всего не мешаться под ногами и не лезть, куда не просят. Да и какая теперь разница? Вполне возможно, что им всем не дожить до вечера следующего дня.

Сон ее почти забылся, но чувство липкого ужаса не покидало. Какая-то фраза вертелась на языке, но Ольга никак не могла ее вспомнить. Что-то про кровь…

Внезапно она подскочила на месте. Кровь! Когда в последний раз ей приходилось видеть свою кровь? За пару недель до приезда Агнара. С момента его возвращения прошло больше полутора месяцев.



Юлия Ареева

Отредактировано: 29.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться