Северный ветер

Глава 29

Пока шел бой. Ольга, сжалась в комок в углу дома, вздрагивая от криков и воплей на улице. Многие женщины-северянки вооружились и с презрением смотрели на ее страхи, но Ольге было все равно - она видела, что из себя представляет войско мертвецов, и должна была защитить своего будущего ребенка, пусть даже просто спрятавшись. Молясь всем богам, чтобы им удалось пережить эту ночь, она просто обмирала от ужаса, слыша звуки сражения.

Больше всего ей хотелось сейчас оказаться под защитой мужа - Ольга считала Агнара лучшим воином на свете. Но где он, только богам известно. Доберется ли до усадьбы, и застанет ли их всех живыми...

У Ольги навернулись слезы на глаза при мысли, что Агнар может не узнать о ее беременности. Как он был бы счастлив их ребенку! У нее и самой сердце заходилось при мысли, что она носит в себе жизнь. Часть ее и Агнара, плод их любви. Неужто боги не дадут ему появиться на свет?

Она не знала, сколько времени прошло с момента, когда она проснулась от шума, но вот все постепенно стихло. В дом стали вваливаться усталые воины, они жадно пили воду или медовуху, некоторые просто падали без сил на кровати или даже на пол. Внесли нескольких раненых - от их стонов и запаха крови Ольгу замутило. Но она не ушла, а принялась помогать местным женщинам обрабатывать раны воинов - надо потерпеть, не время поддаваться слабости. Ее помощь приняли благосклонно и даже что-то говорили, но Ольга не хотела отвечать, а лишь кусала губы, надеясь, что с ее любимым воином ничего дурного не случилось…

***

Рагнейд пошатывало от слабости, а тошнота накатывала с новой силой, но она не останавливалась ни на минуту, помогая расчищать двор от трупов. Мужчины чинили частокол там, где драугры проломили ограду, а разлагающиеся тела надо было вытащить за пределы территории усадьбы, свалить в кучи и сжечь.

Вестар не отходил от нее, работая с Рагнейд бок о бок, но она не поддавалась на его уговоры пойти отдохнуть. Слишком ее напугали слова Ингемара о том, что мертвецы вернутся, и она отчаянно боялась за своих людей.

Из их отряда они не потеряли никого, только Улаф был ранен в руку, однако погибли несколько воинов Ингемара. Но не было обычной радости после сражения, когда праздновали победу и поминали погибших с честью. Воины были угрюмы и подавлены, они не знали прежде такого ужасного и богопротивного соперника, которым двигала лишь темная жажда мести – за то, что живые живы. К иным битвам привыкли северяне, и не приходила никогда такая беда в их родные края.

Но не в натуре этих людей было бояться и бездумно отдаваться течению жизненной реки. Признать слабость означало потерять себя. Страх лишь подстегивал их сражаться яростнее, боль от потерь заставляла идти навстречу опасности. Только победа и ничего другого – вот что было в голове и сердце у каждого воина.

Поэтому королева никак не могла покинуть их сейчас. Убитых драугров было бессчетное множество, по крайней мере, Рагнейд так казалось – она ужасно устала. После того, как остыл жар битвы, на нее обрушилась невероятная слабость, болело все тело, а от запаха засохшей на коже и одежде липкой крови мертвецов просто выворачивало. Не выдержав последнего, Рагнейд сменила одежду, предварительно вылив на себя пару ушатов воды.

Выпив немного травяного настоя, она, не слушая возражений Вестара, вернулась во двор, но к работе приступить не успела.

- Ну-ка, постой! – услышала Рагнейд и обернулась от неожиданности. К ней, прихрамывая, приближалась седая старуха, одетая в какие-то темные лохмотья. Она протянула морщинистую руку и бесцеремонно вцепилась в плечо королевы. – Чего тут бегаешь? Тебе лежать надо!

- Много работы, матушка, - отозвалась Рагнейд и собралась отойти, но старуха ее не пускала:

- Али не слышала меня? Пойди, отдохни!

Вестар, который подошел к ним, хотел уже оттеснить странную женщину от королевы, но остановился, услышав голос Ингемара:

- О, никак, провидица Сага к нам пожаловала! Чего же так поздно, матушка? Мы уже перебили всех.

- Всех, да не всех, - проворчала Сага, окинув предводителя хмурым взглядом. Похоже, она ничуть его не боялась. – Тебе известно, Ингемар, что вскоре случится. Так что забудь свои шутки да воздай почести богам. Пока они еще с тобой.

Ингемар, к изумлению Рагнейд и Вестара, и не подумал возражать старухе. Он только сильнее нахмурился, но тотчас повернулся и ушел, а та снова обратила свой пронизывающий взгляд к королеве.

- Ты, никак, не знаешь? – вопросила она. – Коли споришь со мной.

- О чем не знаю, матушка? – у Рагнейд внезапно сжалось сердце, как от странного предчувствия.

Сага неодобрительно покачала головой.

- Что носишь ребенка, - молвила она.

Вестар смертельно побледнел, а Рагнейд покачнулась. Она не могла поверить своим ушам – что?... Она понесла? Через столько лет, уже потеряв всякую надежду!

И именно сейчас, когда…

Она со страхом взглянула на Вестара и поняла, что если у него и были какие-то надежды, теперь их нет. Родив ребенка от ярла, она никогда не сможет уйти от него, даже если захочет. Бледный, с потухшим взглядом, Вестар замер, глядя перед собой и не шевелясь.



Юлия Ареева

Отредактировано: 29.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться