Северный ветер

Глава 22

Когда северяне покинули город, настало утро следующего дня. Лорд не пожелал отпустить сына в ночь, а потому Агнару и Варди пришлось переночевать во дворце, дожидаясь рассвета. Северяне, по обыкновению, не выказали никаких особенных чувств по этому поводу, но оба почти не сомкнули глаз ночью – чужая обитель не могла дать им покоя. Потому поутру оба были не выспавшимися, с красными глазами, но виду тому не подавали.

Мортимер дал всем троим лошадей, отказавшись отправлять сына пешим, а также множество даров для королевы Севера – золотые и серебряные украшения, чеканные кубки, инкрустированные драгоценностями шкатулки из полированного камня, несколько шелковых платьев, а также пару кинжалов, украшенных витиеватым орнаментом и серебреными гравюрами на рукояти.

Северяне только хмыкнули, глядя на такое оружие, но подарок есть подарок, пусть и в их разумении такими кинжалами можно было только малолетних дочерей одаривать. Куда больше Агнар был рад тому, что сделка, о которой он так тревожился, состоялась. Лорд этих земель действительно понимал, что договор с северянами необходим, потому и отпустил своего сына с ними, вопреки воле сердца.

День уже вовсю вступил в свои права, и северяне в компании юноши направлялись к берегу, где их ждал корабль соплеменников. Мальчик оглядывался, покуда родной город был виден, а после приуныл, опустив голову. Агнар наблюдал за ним, но не говорил ничего, пока они не отошли на приличное расстояние от его родных мест, после чего начал беседу:

- Как твое имя?

Мальчик поднял на него испуганные серые глаза.      

- Генри, – тихо проговорил он.

Агнар помолчал, потом сказал:

- Будешь зваться Хенрик. Твое имя не сгодится в наших краях.

Сын лорда ничего не ответил, только вновь опустил взгляд. Агнар некоторое время смотрел на него, а затем сказал:

- Не печалься о том, что осталось позади. Прошлого не вернуть. Думай о том, что ждет впереди. Твоя жизнь – только в твоих руках. Когда ты умрешь, на этом свете не останется ничего, лишь память о тебе и твоих деяниях. Это главное.

Генри, или Хенрик ныне, поднял на северянина глаза. Ни от кого прежде он не слышал того, что от этого сурового страшного воина. Пока что мальчик плохо понимал, о чем ему толкует северянин. Но следующие его слова осознал в полной мере:

- Наши люди, что ждут на корабле, не знают о договоре с твоим отцом, - сказал Агнар. – И они против этого договора. А потому мы скажем им, что ты – захваченный в плен сын правителя, что ты – раб, а дары твоего отца – наша добыча. Коли хочешь добраться до северных берегов живым, то будешь говорить то же самое.

Больше северяне ничего не говорили, а Хенрику оставалось лишь принять услышанное им и пытаться верить, что жизнь его еще не закончена.

Когда он и его суровые спутники, наконец, добрались до береговой линии, его уже колотило от страха и волнения. Двое северян – это уже страшно, но тут их намного больше… Когда лошади приблизились к кораблю, у Хенрика задрожали колени.

Он почти не помнил, как очутился на самом корабле. Сознание окончательно вернулось к нему в момент, когда он встретил взгляд предводителя северян на этом корабле. С первого мгновения Хенрик понял, что люди, обступившие его – совсем иные, нежели окружавшие его с момента рождения. Как будто некто вычленил все лишнее и оставил в душах северян только главное – храбрость, граничащую с безумием, силу, отвагу и абсолютную уверенность в своей правоте. Эта смесь казалась мальчику чем-то первобытным, диким – и правильным. Ведь будь его отец столь же силен и уверен в себе, Хенрику не пришлось бы отдавать свою жизнь и судьбу в руки северян.

Он не понимал, о чем говорили эти воины на своем грубом гортанном языке. Они смеялись, глядя на него, и Хенрик видел – для них он даже не ребенок, а просто никто. Слабый мальчишка, отданный на откуп, чтобы спасти подданных лорда. Глядя расширенными глазами на могучих северян, которые играючи натягивали паруса, словно не замечая висевших на своих поясах огромных тяжелых мечей и топоров, Хенрик не верил, что человек может быть столь силен.

Его взгляд перехватил Агнар, тот самый северянин, что увез его из отчего дома. Подойдя ближе, он наклонился к мальчику и вполголоса произнёс:

- Ты можешь стать одним из нас. Будь силен духом, и боги будут к тебе благосклонны.

- У нас один Бог, - возразил Хенрик дрожащим голосом.

Агнар только усмехнулся:

- Это не столь важно, как тебе кажется. Силу определяет не вера в бога, одного либо многих – прежде всего, это вера в самого себя. Ты взял на себя поручение, которого побоялись бы многие – значит, ты силен и сможешь стать достойным воином. Забудь о прошлом – помни о настоящем. И тогда слава всегда будет с тобой.

С этими словами северянин отошел, а Хенрик еще долго смотрел на него и думал о том, что услышал.

***

- Богатый «улов». – Транд пристально глядел на Агнара. – Как же вам вдвоем удалось заполучить сына местного королька?

- Ты сомневаешься в нашей храбрости? – прищурился Варди. – По-твоему, мы не можем справиться со стражей местных правителей? Их руки также слабы, как и мечи, которые они почитают, точно выкованные богами. Глупцы! Их Бог, будь он трижды единый, ничем не помог им.



Юлия Ареева

Отредактировано: 29.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться