Северный ветер

Глава 11

Гуляние во дворце ярла Эрлинга было в самом разгаре.

Воины пировали за длинными столами, уставленными большими блюдами с жареным мясом, сыром, сладкими фруктами и свежевыпеченным хлебом. Холодная медовуха лилась рекой, и бравые молодцы, хмелея с каждым глотком, веселились и шумели все больше и больше.

В полумраке залы дрожало пламя очагов, душный воздух, наполненный запахами еды и питья, теснил грудь. Королева очень устала – вокруг было слишком шумно, вечер длился, казалось, бесконечно. Ее супруг от души веселился со своей дружиной, вернувшейся с победой – и даже двойной! Все мертвецы к северу уничтожены, и сам колдун убит. Есть чему порадоваться!

Рагнейд не разделяла восторга мужчин. Ей не верилось, что все оказалось так просто. Разве же без всякой причины могло случиться подобное? У колдуна была цель, Рагнейд в этом не сомневалась. Иначе он не отдал бы свою жизнь так легко. Уж чародей, что подымал мертвую плоть из могил, сумел бы одолеть трех воинов. По крайней мере, сбежать. Видимо, он достиг своей цели, поэтому Агнар и его товарищи убили его столь легко.

Никому не сказала она о своих опасениях – к чему теперь сомнения? Чародей, единственный, кто мог ответить на вопрос «почему?», мертв. Наверное, ни к чему бередить сомнениями души подданных, которые теперь счастливо пируют. Напасть, казалось, миновала. А что ждет в будущем – на то воля богов.

Королева слегка повела затекшими под тяжелой накидкой плечами, взяла в руки кубок и отпила. Золоченый кубок, подаренный ярлом, заменял ей традиционный рог. Рагнейд задумчиво провела кончиками пальцев по резной поверхности, разглядывая поблескивающую в полутьме чашу – незнакомый язык и изображения людей в странных, легких одеждах. В тех землях, где сделан кубок, должно быть, жарко. И там делают столь прекрасные вещи… Наверняка, не только кубки. Одежду, тонкие и изящные драгоценности, шелка, красивые статуэтки и многое другое – все это в небольших количествах привозили воины, возвращаясь из очередного похода. Это была лишь малая толика всех сокровищ, что таилась в заморских землях.

Но воины славного ярла Эрлинга никогда не забирались глубоко – обычно они, словно волна, прокатывались по прибрежным районам. Исключение составляли восточные земли, откуда совсем недавно вернулся Стейн со своими людьми – в его походе драккар проплыл по реке до внутренних поселений.

Королеве не очень нравились подобные нападения ее людей на чужие земли. Ей казалось, что наладить с другими народами торговлю было бы выгоднее и проще. Северному народу было чем поделиться – шкуры и меха, крепкие стальные мечи, защитные доспехи и многое другое. А от гонцов и посланников Рагнейд была наслышана о великих торговых путях морем, ведущих на юг и восток. Каких только чудес не видывали купцы! Невиданной красоты украшения из золота и драгоценных камней, что сияли словно звезды в ночном небе; фигурки из белой кости какого-то огромного животного – на севере их не водилось; шкатулки из гладкого камня, тончайшие и прекрасные одежды… Ткань на ее свадебное платье тоже была привезена из-за моря, торговец хвастал, что отдал за отрез десять прекрасных медвежьих шкур. Но материя того стоила! Чудесный струящийся шелк цвета синего, словно морские волны, окутал Рагнейд нежной пеленой, и, надев его, она впервые почувствовала себя королевой.

Впрочем, это было давно. Уже четыре зимы минуло со дня ее свадьбы, а боги до сих не подарили ей дитя. Супруг ее был недоволен, но знахари уверяли, что с Рагнейд все в порядке, и лишь стоит еще чуточку подождать.

Королева подавила вздох. Сегодня, несомненно, ярл вновь попытается зачать наследника. Пьяный, грубоватый и неласковый, он заставлял Рагнейд молча терпеть его объятия, поскольку выбора у той не было. Впрочем, королева знала, что может быть и по-другому, что женщине зачастую нравятся мужские ласки. О том говорили ее сестры, когда она еще жила в отчем доме, шептались служанки и девушки при дворе. Глаза их блестели, когда они рассказывали о своих возлюбленных… Но Эрлинг не был близок сердцу Рагнейд, да и не старался – у правителей есть дела поважнее. А сама Рагнейд никогда не заблуждалась относительно собственной внешности – высокая, подобно мужчине; сильная и широкоплечая, с крупными чертами лица и волевым подбородком – она, несомненно, производила впечатление властной правительницы. Но были ли красива, как женщина, другой вопрос.

Некая симпатия в ней, все же, была – синие глаза, добрая улыбка, да и, несмотря на внушительность, фигура ее все же была женственной. Но Рагнейд не считала себя красивой, да это ее и не волновало. За неимением собственных детей королева дарила заботу своим подданных, всем, кто нуждался в ней и ее помощи, поэтому ее любили и почитали.

Обычно это радовало ее и дарило душе покой, но нынешним вечером Рагнейд не было весело. Она улыбалась и кивала, но глаза ее оставались печальны.

В очередной раз обведя взглядом зал и пирующих дружинников, королева вдруг перехватила взор одного из них. Вестар, темноволосый лучник, тоже вернулся с севера, где уничтожали драугров. Высокий ростом, должно быть, выше самой Рагнейд, стройный и ловкий, он был не похож на северянина – блестящие темные волосы, волной спадавшие на его плечи, тонкие черты лица, глубоко посаженные карие глаза. Он напоминал Рагнейд смуглого купца с юга, которого она видела однажды, и ничуть не походил на других северян, в большинстве своем могучих и светловолосых.



Юлия Ареева

Отредактировано: 29.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться